Фотография как воровство

Рубрика: Теория искусства

Эпиграф. Притча "Нельзя украсть луну"

Дзэнский мастер Рёнан жил самой простой жизнью в своей маленькой хижине у подножья горы. Однажды ночью к нему забрался вор, но украсть у Рёнана было нечего. В этот момент мастер вернулся домой.

«Ты прошел долгий путь, чтобы навестить меня, — сказал он вору, — и ты не должен уйти с пустыми руками. Пожалуйста, прими от меня в дар мою одежду». Вор, конечно, удивился словам Рёнана, но взял одежду и ушел. Рёнан же сидел совершенно нагой и любовался луной. «Жаль мне этого человека, — думал он. — Я бы хотел подарить ему еще и эту прекрасную луну, но это невозможно».



У каждой войны есть повод а есть причина. У каждого явления есть внешняя сторона, а есть суть. Плавать по поверхности – тоже позиция, иногда лучше не знать какой скелет лежит в шкафу. Но когда из под овечьей шкуры торчат волчьи уши…

Фотография сегодня воспринимается, помимо ее практических, бытовых, документальных назначений, как способ самовыражения. Как доступный метод творчества. 

Но что такое творчество? Это созидательная деятельность, упорядочивание хаоса, противостояние энтропии. Иными словами, совершение работы. В основе же первоначального желания делать фотографии такой работы нет или ее минимум. Первое желание снимать появляется практически у всех по одинаковому мотиву – хочется запечатлеть увиденную красоту. 

О глубинной причине этого мотива тоже можно порассуждать, а в его корне лежит не что иное как гордыня, хотя куда же без нее в любом творчестве, никто из великих не был от нее избавлен. И Микеланджело соревновался с Леонардо отнюдь не в спортивных целях. Вдумайтесь в самые частые конструкции, используемые неофитами при описании своих мотивов: «я вижу то что не видят окружающие», «я хотел бы передать впечатление с необычного ракурса», «я хочу поделится своим взглядом на мир» и т.п. А современные масс-медиа предоставляют прекрасную площадку для прокачки гордыни, гигантскую ярмарку тщеславия. Но такой разговор уже выходит за рамки темы. 

Красота окружающего поражает и возникает естественное желание продлить мгновения восхищения, унести красоту с собой, присвоить ее. И фотоаппарат предоставляет самый быстрый способ захвата увиденной красоты. Пришел, увидел, победил. Принцип захватчика, завоевателя. При этом не нужно практически никаких усилий. 

До изобретения фотографии, человек, столкнувшийся с прекрасным (хорошо прозвучало :) ) и желающий сохранить свое впечатление, продлить свидание с возвышенным, вынужден был произвести некую работу. К примеру, выразить свое восхищение в литературной форме в виде стихов или красочного описания. А нарисовать тот же цветок не получится без постижения сути его формы. Такое постижение – огромная работа мысли. Даже простые наброски так энергоемки, что те, кто рисует их в студии в первый раз отмечают сильнейшее утомление от постоянной попытки воспринять форму и интерпретировать ее в линии. Таким образом,  от восхищения красотой цветка до наслаждения собственным творением проходит много времени, заполненного работой мысли и тела. Развивающей работы, работы проникнутой уважением к постигаемому, поскольку постижение чего-либо всегда уважительно и наполнено любовью к предмету. В случае с фотографией от желания до результата одно мгновение. Никакой работы мысли и тела. 

Можно возразить, что красивая фотография требует выбора ракурса, света, параметров съемки. Да, все это верно. Но всем, кто пытался когда-нибудь сфотографировать и нарисовать предмет совершенно очевидно что это такие разные весовые категории мыслительной деятельности, что отличаются друг от друга так же как постройка настоящего дома от сборки домика из конструктора по схеме. Можно тоже сказать что ребенок, собирающий домик тоже молодец, любит труд, тычет в книжку пальчик. А психологи уверят нас, что для достижения результата ребенку нужно очень много думать, в его голове происходят сложнейшие психические процессы, а для того чтобы иметь возможность заниматься этим он должен был многотрудно развивать тонкую моторику, пространственное мышление и т.д. и т.п. Однако мы же не будем всерьез сравнивать сборку конструктора с постройкой настоящего дома и более того, сборка конструктора для взрослого человека выглядит как то неподобающе несерьезно, несоотвественно его интеллектуальным и иным возможностям. Так и с фотографией. Отрицать некую работу мысли по выбору света и параметров нельзя, но и воспринимать всерьез эту игру по сравнению с настоящими познавательными практиками такими как рисование и литературное творчество тоже невозможно.

Иногда возражают что всему этому нужно еще научится и вот это большой труд. Но и рисунку и стихосложению тоже нужно учится и это такой же большой труд, поэтому при равенстве этих переменных мы спокойно можем унести их за скобки.

Да и вору тоже нужно разбираться в отмычках, знать мастеров, которые их для тебя изготовят, нужно купить мягкую бесшумную обувь, нужно научится видеть богатого клиента в толпе и постоянно тренировать ловкость рук. Целая тысяча и один навык. Годами можно постигать науку воровства. После таких трудов и достижений кажется, что уже не грех назвать свою деятельность искусством. Особенно если воровской улов богаче чем у других, неудачливых коллег. 

Художнику, чтобы «унести» восхитившую красоту с собой нужно многое, помимо навыков рисования, оставим их за скобками, как оставили навыки получения красивой фотографии выше. Художнику нужно полюбить изображаемый предмет. Облобызать его. Познать его. Вложить труд в появление вещи в которой появляется образ этого предмета, трансформированный художником. Фотограф же как вор, как положивший глаз на чужую жену прелюбодей. Он не хочет ухаживать, содержать, он хочет попользоваться. 

Общество потребления изобрело фотографию не для того, чтобы постигать красоту, а для того чтобы потреблять ее, чтобы обладать ею. Хищнический, загребательский характер деятельности человека получил новое поле для деятельности, причем если раньше человечество осознавало порочность такого поведения, то сегодня это возведено в принцип и это отражается во всем, даже в языке, вспомните чудовищное «лайфхак» вместо «полезный совет». Раньше мы достигали своих целей с помощью полезных советов, а сегодня мы взламываем жизнь, варварски и неэкологично берем «свое», «хакаем», что означает обходить правила и нормы. Как говорится, "мы все участники регаты. Гребем, гребем, гребем к себе".

Общество потребления изобрело фотографию чтобы положить понравившееся в карман как завоеватель, как варвар ворвавшийся в чужую деревню: деревню – сжечь, женщин - в плен, скот - на мясо. Так и фотограф: прискакать на закат, нажать кнопку, оставить после себя мусор, выхлоп от бензина, ядовитую батарейку в почву, пластик на производство дорогой камеры, детский труд в Китае по производству айфона, на который тут же отправляется фотография в интернет. Причем само изображенное, философия отношений природных объектов, лирика практически никого не особо интересуют, важно лишь чтобы оно было лучше и красивее, необычнее чем у других. Даже в серьезных конкурсах от National Geographic к примеру, предпочтение, судя по документации, отдается необычным объектам или мало\никогда не фотографированным, а отнюдь не тонкости философии объектов.  Т.е. чтобы уведенные в плен женщины были лучше чем у соседнего племени. Если хуже – нужно срочно совершить еще набеги. А количеством набегов тоже можно гордится. И размером армии. Ну а размеры армии и количество набегов рано или поздно увеличивают статистически и красоту плененных женщин и количество скота.

Такая фотография – это вульгарное, хищническое, унижающее человека «искусство». Особняком стоит лишь жанровая фотография, репортажная, это единственное настоящее что есть в фотографии, ради чего она и была придумана, сутью чего и является. Отдельно можно обособить и художественную фотографию, где подготовка к съемке – львиная доля работы над фотографией, однако здесь возникает уже другой вопрос – а правомерно ли вообще называть полученное таким образом изображение фотографией? Если изображение конструируется и создается художником, осмысливающим реальность, конструирующим ее и фотоаппарат используется лишь как конечная стадия, как фиксация инсталляции, то это не фотография, это фиксация художественного произведения фотографическим способом. Любые же иные попытки играть в творчество, в пластические искусства, в красоту в фотографии – это унизительные для человека конвульсии его умирающего, задыхающегося творческого начала, по природе требующего пищи духовной, но не имеющего возможности созидать настоящее. 

Конечно грань тонка. И вопрос о ней похож на вопрос о том где у удава начинается хвост и кончается голова. Но в следующий раз, когда будете проходить мимо какой-либо впечатлившей вас красоты и появится желание достать камеру (или телефон) и «запечатлеть эту красоту» - подумайте, а имеете ли вы право на такое изображение. Не попытка ли это унести с собой не принадлежащее вам. Можете ли вы называть себя автором такого произведения. 

И напоследок апория, используйте ее в качестве коана: фотография – это воровство. Но нельзя украсть луну. Значит луну нельзя сфотографировать.


  

Copyright © Владимир Малевин. Публикация текста, изображений и фрагментов только с разрешения автора. 

Курс по композиции: http://photo-tur.ru/?page_id=3082

Фото-туры: http://photo-tur.ru/

Группа «Творческий пинок»: https://vk.com/hudpinok

  

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.