Category:

Композиция и паттерны

Рубрика: Теория искусства

Говоря о композиции, обычно подразумевают под этим простую компоновку — расположение обособленных частей изображения на листе или фотографии. Однако композиция — гораздо глубже и позволяет решать самые разные задачи более эффективно. Сегодня я хочу рассказать вам о композиции структур на примере исследования рисования деревьев. К фотографии эта тема имеет такое же прямое отношение как живописи и рисунку, поскольку позволяет глубже и тоньше понять что такое композиция и как она помогает осмысливать и упорядочивать визуальное. 

Это лето я посвятил рисованию деревьев. Изучению структуры листа, ветви, крупных формообразований внутри кроны разных пород. Накопленный опыт вылился в различные интересные рисующим наблюдения, одним из которых я хотел бы поделиться в этой заметке в аспекте темы "композиция".

Рисование деревьев представляется изначально сверхсложной задачей – на одном дереве несколько сотен тысяч листьев и зарисовать их все (в чем и заключается процесс рисования дерева, как наивно полагают те кто не имеет отношения к ИЗО), конечно же невозможно. Многие думают, что реализм Шишкина основан на рисовании каждого листика. Существует даже анекдот «Когда Шишкину не нравилась какая-то ветка, он шел и срубал ее, после чего продолжал писать картину». Конечно это шутка. Хотя бы потому что картины Шишкина все сочинены, они не «списаны» с натуры. А еще и потому, что реализм Шишкина основан не на доскональном сканировании всех деталей реальности, а на метко, точно найденных тональных отношениях, на безупречно изученных закономерностях построения паттернов живой материи.

Вот фотография крупным планом одной из его картин (Ярославский художественный музей). 

Как видно по рисунку листвы, нет и намека на тупое, принтерное копирование. Ну а что до отсутствия манерности, что является главным упреком его как «плохого художника», так это просто параллельная вселенная, людям, чрезмерно озабоченным собственной интеллектуальной состоятельностью просто не приходит в голову, что бывает еще что-то гораздо более высокое, чем доказывание собственной креативности и уникальности. И эти высоты там есть, но сейчас не об этом, а о воспроизведении листьев и веток на этапе обучения.

Дело рисования деревьев осложняется еще и постоянным изменением положения листьев и ветвей в результате ветра. Даже в относительно безветренную погоду любое дуновение меняет положение листьев кардинально –те листья, которые были в профиль, могут запросто через пару минут повернутся «в фас» и остаться в таком положении. Таким образом одно из открытий, которые я сделал в процессе многочасовых зарисовок – это «дыхание кроны» или постоянное движение листьев и веток, которые никогда не застывают на одном месте. Это очень пластичная структура. Я уже молчу о постоянной переориентации листьев по отношению к солнцу.

Единственным выходом в такой ситуации является... откровенное вранье. Врать, рисуя не то что видишь, а то что можно нарисовать быстро и то что будет намекать по своей сути на реальное – вот чем следует заняться. Как только приходит такое понимание, возникает вопрос: как врать так, чтобы никто не догадался? В этом вопросе и есть ключ решения проблемы.

Ответ на этот вопрос такой. Чтобы врать и не завираться, нужно, как в политтехнологиях, разбавлять ложь правдой. Знаете как вам рассказывают новости по телевизору? Ложь, ложь, правда, ложь, ложь, ложь, правда, ложь. Правда усыпляет естественный критический механизм (и так до предела ослабленный другими телезомбопередачами) и ложь проходит с маслом легко и просто. 

Значит, необходимо найти в дереве и ветви те признаки, которые являются правдой, а затем сочинять что угодно, сдабривая натуральными вставками. Такая правда называется паттерном. Для примера я нарисовал для вас три дерева. Левое все безошибочно идентифицируют как клен, правое – дуб, а вот среднее дерево безлико. 

Учтите, что форма деревьев, стволов и крон практически одинакова, а структуру ветвей (наиболее сильно отличающую одно дерево от другого) и вовсе не видно. Это означает, что в распознавании вида дерева гораздо большую важность имеет паттерн краевого контраста чем углы расположения ветвей, форма кроны, цвет, вид листа и т.д. Краевой паттерн указывает нам на то какое это дерево, хотя мы не видим листьев и других признаков. 

Много лет занимаясь психологией восприятия я пришел к выводу, что именно паттерны отвечают за восприятие природы любого объекта. Здесь читатели, знакомые с предметом могли бы возразить что основа восприятия природы объекта – гештальт, и были бы по своему правы. По крайней мере именно так гештальт описывается в большинстве источников. Однако давайте смотреть глубже: гештальт это целостное образование с определенной формой, тогда как у частей дерева (массивы веток, "куски" центральной части) формы нет. Форма есть у всего дерева, но как мы показали, она имеет далеко не первостепенное значение при распознавании. Несомненно, распознавание имеет гештальтную природу, но паттерн учавствует в формировании гештальта и, таким образом, имеет более глубинную психическую природу. Рискну даже утверждать что любой гештальт состоит из паттернов и при отсутствии гештальта с помощью одних только паттернов можно добится устойчивого распознавания типа объекта. К примеру, следующее пятно у всех без труда ассоциируется с котом. 

Хотя гештальта кота здесь нет, это пятно я составил из многочисленных паттернов, образующих несмотря ни на что вместе гештальт кота, хотя и совсем не похожий на общепонятный и признанный котогештальт.

Поэтому то для правдивого восприятия требуется не полноценное воспроизведение, а только некоторых частей (кстати, это утверждение имеет очень любопытные подтверждения в создании портретного сходства). Именно поэтому возможно вообще все изобразительное искусство – наш мозг сам додумает и дорисует правдивый объект. Именно поэтому возможны очень условные, но очень узнаваемые образы, мультфильмы и т.п.

Вот почему для нас весь медведь из мультика пушистый, а не гладкий, несмотря на то что паттерн шерсти задан только в паре мест.

Значит, именно паттерны, эти части и нужно уметь правильно воспроизвести, значит в этом и состоит искусство рисования дерева. Изучение правильного паттерна. А точнее тысяч разных паттернов, соответствующих разным породам деревьев, фактур мхов, веток, а также частей этих веток.

Для углубления понимания затронутого вопроса приведу несколько выделенных мной видов паттернов для одной только ветви одной выбранной крупности одной породы дерева.

Виды паттернов для ветви


  1. Раздельная      сеть
  2. То      же с частичным наложением
  3. Контурная      сеть ажур, 3 уровня 
    1. 1       уровень: Огибающий ажур прозрачный (больше светлот)
    2. 2       уровень: Средний ажур
    3. 3       уровень: Инверсный ажур (больше темнот а не светлот)
  4. Сплошной      массив (редкие пробелы)
  5. Провальный      узор (провалы чернот внутри ветви)
  6. Нижние      висячие листы
  7. Верхние      лежачие листы
  8. выбивающийся      свет (несколько листьев на фоне черного)

Нужно учесть, что если взять другой масштаб ветви (таких масштабов минимум три в рамках рисования дерева) – паттерны изменятся. Также нужно понимать что видов деревьев только в средней полосе только самых известных – пара десятков. Также добавлю что каждый паттерн претерпевает изменения будучи помещенным в тени или на свету, молодые листья там или старые, возраст ветви и дерева, глубина положения внутри кроны и еще много чего имеют значение. В результате получается комбинация из нескольких тысяч паттернов, знание и отработка которых необходимы для уверенного и реалистичного рисования деревьев. 

Конечно не нужно думать что без освоения всех вариантов рисование невозможно. Но чем больше ваша визуальная библиотека, тем точнее и тоньше, быстрее и «креативнее» ваше мастерство. В результате вы можете рисовать очень быстро, но самое главное не это. Самое главное в том, что сутью любого рисования является создание новой уникальной и эстетической композиционной структуры, что невозможно без переосмысления реальности. И такие композиции возможно создавать только обладая обширной библиотекой паттернов. К примеру, посмотрите на следующие наброски. Первый– попытка воспроизвести реальность (скопировать) без паттерного осмысления, последующие– свободная фантазия на тему реальности. На первый было потрачено несколько часов времени (и, как видно - все бессмысленно) последующие сделаны за 5-15 минут.

Подобными зарисовками, тренингами направленными на пополнение визуальной библиотеки занимались все великие. К примеру, зарисовки 

Иванова

Матисса

Врубеля

Шишкина


А многие из них занимались изучением этих вопросов с ботанической точностью. Шишкин посвящал огромное внимание точности рисования пород деревьев. А когда он видел работы молодых пейзажистов то часто подходил и спрашивал «а это дерево какой породы?» Кто не мог ответить, кто нарисовал просто дерево – тот не пейзажист вовсе, а так, прикладной мастер по созданию разрисованных украшений интерьера.

Леонардо да Винчи даже будучи зрелым состоявшимся художником не ленился с ботанической точностью рисовать для практики обычные травинки и цветы. 

Интересен в аспекте затронутой проблемы разбор работ известных мастеров, поскольку без какого-либо ключа их творения представляют собой лишь объекты для безоговорочного поклонения и священного трепета. Имея же инструменты, ключи, возможно подойти с позиций рационального анализа. 

К примеру, возьмем работу «Ветка» Иванова. 

На первый взгляд безупречная работа, при всей реалистичности, как мы теперь понимаем это не просто гиперреалистичная копия. Правда, одного понимания мало, нужно хоть раз в жизни попробовать нарисовать ветвь дерева, чтобы представить себе тот масштаб таланта, который был у создателя этой работы. Однако, что мы имеем с точки зрения нашего ключа паттернов и с точки зрения композиционной теории. Обратите внимание на этот фрагмент. 

Совершенно очевидно, что это недоработка. В природе не может быть такого замкнутого по линии паттерна. В природе все подобные паттерны образуются по фрактальному принципу и сколь-нибудь продолжительные направления движения тона или некоего шаблона вдоль сколь-нибудь продолжительного отрезка как мы имеем здесь абсолютно исключены. Также странно выглядит «глухость» затенения самых теневых частей ветви.

Она оправдана в случае очень глубокого положения этих листьев внутри кроны, но не в случае одиночной ветви. Очевидным является то, что эта ветвь вырвана из контекста – она принадлежала дереву с большим количеством ветвей. Вся верхняя часть ветви находится в более сильном затенении чем нижние, что могло бы быть также только в случае наличия кроны сверху. Будучи вырванной из контекста, ветка производит слишком глухое впечатление, ей не хватает прозрачности. 

«Замутненным», нерешенным выглядит и этот кусок – это не паттерн и не пятно, это размазанные части краски.

Интересным после настройки на восприятие правильных паттернов является и разбор следующих двух картин.

Первая – популярный Саврасов, вторая – менее растиражированный Каменев.

Давайте обратим внимание на то, как Саврасов решает паттерн сосен среднего плана. 

Ничуть не умаляем гениальности художника, картина действительно хороша (рекомендую смотреть вживую, тем более что это совсем рядом – 3 часа на поезде и вы в Ярсославле), однако, будучи вооруженными знаниями и представлениями о видах паттернов и их природе мы сразу можем заметить, что, в особенности левый край сосны по характеру паттерна соответствует скорее 3-ему уровню, инвернсому ажуру по нашей классификации. А это говорит о чем? Правильно, психологически мы начинаем воспринимать краевой паттерн как внутренний, присущий сплошному массиву. Бывает ли так в природе? Нет. Из-за этого сосна выглядит тяжелой, непрозрачной. Особенно это заметно на контрасте с правой частью той же сосны, где край проработан верно и правая часть сосны воздушна и прозрачна. Средней части сосны тоже не хватает воздуха - слишком плотная зелень без единого просвета для неба. Конечно же это объективный недостаток этой прекрасной работы. Объяснить это можно следующим образом. Картины пишутся в мастерской с этюдов, сделанных на пленере. Вполне возможно, что эта сосна на этюде, с которого художник брал материал была расположена не на фоне неба, а находилась внутри леса. Этим объяснялась бы ее невоздушность с левого края и заштукатуренность в центре.

Или, обратная ситуация: слишком много воздуха. Посмотрите на решение деревьев подлеска слева от ствола. 

Да, они прозрачны и листьев на них мало, но изображение всего дерева с помощью паттерна №1 (раздельная сеть) без какого-либо перехода к хоть чуть более плотному паттерну внутреннего массива создает впечатление разрозненности листьев, их «висения в воздухе», непривязанности к растению.

В целом остается впечатление гениальной халтурки: великолепное видение цвета и тона, отличное композиционное чутье при достаточно небрежном отношении к сути изображаемого. Работа на заказ, для украшения интерьера. Не позволял себе такого Шишкин, беззаветно любивший природу, Левитан, точно воспроизводивший состояние природы по многочисленным этюдам.

Не позволяет себе такого и Каменев. Его паттерны идеальны. 

Он фотографически точен, при том что мы с вами уже поняли, что фотографическое копирование невозможно по вышеприведенным причинам и ряду других. Фотографическая точность может объясняться только одним: идеальным пониманием паттерна.

Любопытно в этом плане взглянуть на стилистически иного художника. Вашему вниманию Иван Федорович Штульце, последователь Куинджи. Посмотрите на его паттерны внимательно, это уже не природные структуры, это декоративная вязь, однако неподготовленный зритель обычно не замечает этого, он воспринимает такое как просто красивую природу. 

Завершая, обнадежу тех кто приступает к рисованию. У вас могло сложится впечатление что все тяжело – паттернов какие-то там тысячи, нарисовать хоть один бы – и то победа, а тут… Я тоже сначала думал, что задачей является изучение всех возможных паттернов. Однако, это необходимо лишь для уверенного рисования по памяти, что для подавляющего большинства художников не является ценностью. 

Известная преподаватель рисования со стажем во много десятков лет Бэтти Эдвардс пишет, что когда люди узнают, что она как художник, не может нарисовать, к примеру, паровоз, у них на лицах видно искреннее недоумение и сомнение в ее состоятельности. Однако она отличный рисовальщик, и как она сама пишет, «я просто не могу помнить все детали всех вещей на свете. В частности я не помню как устроен паровоз, но это не мешает мне нарисовать его реалистично просто глядя на него». 

Так и с паттернами. Нам достаточно знать о них, уметь ориентироваться в их взаимоперетеканиях на реальной натуре для того, чтобы уверенно сочинять глядя на натуру и не врать слишком сильно (как Иванов в своей ветке или Саврасов на краю сосны). Совсем не обязательно знать их все наизусть.

Завершая заметку еще раз обращаю ваше внимание на то, что понимание паттернов позволяет не только уверенней развивать навык рисования, но и композиционно решать микроструктуры на вашей работе если речь идет о рисовании или развивать видение и выхватывать из реальности более интересные и композиционно решенные куски реальности, если вы занимаетесь фотографическим творчеством. 

  

Copyright © Владимир Малевин. Публикация текста, изображений и фрагментов только с разрешения автора. 

Курс по композиции: http://photo-tur.ru/?page_id=3082

Фото-туры: http://photo-tur.ru/

Группа «Творческий пинок»: https://vk.com/hudpinok


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.