vladimirmalevin (vladimirmalevin) wrote,
vladimirmalevin
vladimirmalevin

Принтер против живописи

5f97465abf69358d3ab170255d75df4d.jpg
Рубрика: Фотография Как вы думаете, может ли принтер тягаться с живописью в насыщенности цвета? Может ли техника хотя бы попытаться воспроизвести то свечение, яркость, буйство живых красок, которые поражают нас на картинах?

Миф о том, что печатный цвет, полиграфия не сравнятся с живописью по насыщенности и яркости существует давно и довольно крепко занял позиции.

Говорят что печать репродукций «не передает» очарования и цвета оригиналов. Говорят что живые краски светятся сами по себе.

На одном из занятий по компьютерной графике и печати я услышал примерно такой текст: «От, нас (очень солидная и дорогая, известная фирма где он работает, занимается предпечатной подготовкой, печатью, рекламой), несмотря на высокий профессионализм и 20-летний опыт часто уходят недовольные художники со словами «цвет не такой яркий как на картинке». А мы им объясняем: вы поймите, ни одна печатная машина, даже самая дорогая никогда не сможет выдать такой же насыщенный цвет как цвет пигментов живой краски…» Подозрение о мифологичности таких утверждений у меня закрались давно, не смотря на мои собственные эксперименты и поиски, но именно в тот момент у меня родилось желание проверить все эти утверждения.

Собственные проверки начались еще тогда, кода впервые я услышал о слабости печатного цвета на уроках по цветоведению в художественном училище. О том что никакая, даже самая лучшая печать не передает и потому наш преподаватель специально ездит по всем возможным музеям мира для того чтобы увидеть шедевры вживую. Забегая вперед, скажу, что громадная доля истины в этом есть, однако выводы о слабости печати делаются совершенно безосновательно. Причины в другом, но об этом ниже.

Так вот, сразу после окончания семестра я отправился в Питер, в Эрмитаж, чтобы познакомится в живую с тем, о чем нам рассказывал старый мастер-живописец. Я помню меня абсолютно поразила светоносность и яркость красок на картине Леонардо да Винчи «Мадонна Литта». Вспомнив об уроках нашего мастера, я, недолго думая, отправился в магазин при музее за репродукцией этой картины. Я поразился, когда сопоставив в зале на следующий день репродукцию и картину обнаружил, что на реальной картине волосы просто физически светятся золотом (я даже сначала подумал что на картине позолота, или светит точечный прожектор, но ничего такого там нет, Леонардо не использовал золото, а работники Эрмитажа не используют правильное освещение для хранящихся там шедевров) а на отпечатке – это просто коричневые оттенки. Были и другие нюансы что в целом делало картинку напечатанную мертвой, но самое главное впечатление было от переданного золота.

Leonardo_da_Vinci_attributed_-_Madonna_Litta.jpg

Некоторое время спустя я поехал в Вену специально чтобы познакомится с оригиналами моего любимого Климта. Туда я уже отправился вооруженным также очень хорошими репродукциями. И снова то же самое: цвета на репродукциях блеклые, детализации нет, мазки неразличимы по цветовому тону там, где на картине очевидная вибрация цвета.

klimt-adam-und-eva-unvollendet-1917.jpg

В частности то, что вы видите как оранжевую противную мраморного характера грязь на теле Евы в картине Г. Климта «Адам и Ева» - вживую выглядит как раздавленный алмаз, так сильны переливы всех цветов радуги на ее теле.

А еще через полгода я столкнулся с мифом об особенных, светящихся красках Караваджо. Случилось это совершенно случайно – оставив группу в фототуре в Венеции на самостоятельное фотографическое растерзание города (я даю немного времени чтобы люди могли сами походить и опробовать то что узнали) бродя где попало, забрел в церквушку посидеть, отдохнуть от жары и послушать пение. Я сразу заметил интересный световой эффект – луч света их маленького окошка под куполом, прорезал темноту и осветил какую-то картину, висевшую там, где в православных храмах алтарь. Картина получила сильный световой акцент посреди тьмы церкви и я решил сфотографировать это. Каково же было мое удивление, когда, подойдя поближе, я обнаружил, что луч света падает вовсе не на картину, а на подсвечники на полу (я не заметил этого издали) , а сама картина находится в самой что ни на есть тени. Ощущение же света, исходящее от нее – это ощущение, связанное с тем как она написана. Наверное, открытый от изумления рот так поразил экскурсовода рядом, что тот, подойдя ко мне спросил, - ну что мол, молодой человек, нравится? А вы знаете, что это оригинал Караваджо? И тут я вспомнил из уроков по изобразительному искусству в училище, нам рассказывали, что Караваджо некоторые считали колдуном и известны случаи, когда заказчик, приходя смотреть картину в мастерскую с недоверием обходил ее сзади, пытаясь обнаружить спрятанную за холстом свечу – так сильно было ощущение света посреди холста. Тогда я с иронией отнесся к этой легенде, - мало ли каких красивых историй не придумает народ за века. А тут вот и сам попался в эту ловушку. А сфотографировать что хотел я так и забыл...

497860519.jpg

Надо сказать все эти эксперименты и в моей голове почти окончательно укоренили миф о невоспроизводимости цвета на печати. Но не давала покоя логика. Ведь если в журнале я вижу напечатанный слиток золота и он выглядит как реальное золото – почему же нельзя в магазине рядом с Эрмитажем, где продаются лучшего качества репродукции, полученные со снимков, сделанных инсайдерами музея по всем правилам фотографии и колористики, обработанные лучшими мастерами предпечатной подготовки получить такие же золотые волосы как на картине? Что же, в состав современных красителей фирмы, заинтересованные в продажах, не сумели добавить столь же яркие пигменты как производители художественных красок? В век нанотехнологий? Не верю. Что же, художник пишет такими чистыми красками, что у принтера не хватает силы их взять? Точно нет – художники часто пишут «на фузе» - добавляя во все цвета грязь (известное живописное «больше грязи – больше связи»). Чистый цвет в живописи – громадная редкость, он дается гомеопатически в картине, технология живописи предполагает постоянные замесы, утемняющие и ослабляющие цвет, а если художник пишет только чистыми цветами то это скорее всего китч, лубок для ярмарки типа любимого простым народом Афремова:


афремов.jpg

Или современная медийная развлекательная пустышка для украшения безвкусных интерьеров и "модных пространств" типа такого

150328110452.jpg


Настоящая насыщенность, благородная, как красный платья княжны Таракановой, как насыщенный цвет Фешина, волшебный цвет Брюллова, - это насыщенность грязи. Не верится в это, но это совсем не насыщенные краски «из тюбика», это сложные цвета.

брюллов.jpg 3036757_original.jpg 800px-Tarakanova.jpg


Так как же, нельзя что ли, если допустить, что принтер слабее по насыщенности чем масло, просто добавить насыщенности там, где у художника заведомый проигрыш вследствие потери из-за замеса и тем самым сравнять шансы? Конечно можно. Только проблема вовсе не в этом.

И вот настал момент расставить точки. Недавно случилось так что мне пришлось разбираться в печати для получения максимально насыщенного цвета на изначально принципиально ненасыщенной фотографии. Нужно было получить насыщенность при печати не смотря на то, что все цвета были в сближенной гамме, проведено тонирование. Кто понимает, - все эти вещи по сути загрязняют цвета ради лучшей на вид, благородной гаммы, аналог фузы. И тогда я опять вспомнил о легенде и решил окончательно ее проверить.

Для эксперимента были взяты самые насыщенные натуральные цвета масляных красок pebeo и мастер-класс и печатная машина Epson 7900 стоимостью около 400 000 руб. Как вы понимаете не самый худший, мягко говоря, образец печатных машин, да и краски одни из лучших на нашем и европейском рынках. На печать, на калиброванном очень опытным мастером, на очень хорошем оборудовании (а не собственноручно по туториалу из инета на китайском калибраторе) под конкретную бумагу принтере были выведены образцы чистых CMYK цветов и их производные. На собственноручно изготовленном, по науке пять раз отжелатинненном высушенном и многократно прогрунтованном холсте (т.е. абсолютно не тянущем) были нанесены чистые цвета из тюбиков масляной краски. Полгода сушки всех цветов обеспечили уверенность что краска больше не потемнеет, не пожухнет – т.е. выглядит как на готовых, давно сделанных, а не «из печки» картинах.

Спектрофотометра в наличии не оказалось, поэтому визуального контроля, было решено, будет достаточно. Ниже вы можете увидеть соответствующие друг другу по спектру и чистоте цвета, совмещенные друг с другом. Выводы можете сделать сами.

IMG_1375.jpg IMG_1374.jpg IMG_1373.jpg IMG_1372.jpg IMG_1371.jpg IMG_1370.jpg

Ну а если не хотите сами, я подскажу.

Желтый цвет. Чистый yellow, все каналы белые кроме Y, краску принтер льет только из желтого. В противовес – самый светлый и чистый из желтых – кадмий лимонный. Как видно даже по фотографии, насыщенность абсолютно идентична. Даже более того, принтерный цвет еще светлее, а это значит, что при прочих равных он буде смотреться насыщенней, т.к. по Иттену, желтый цвет – самый светлый из всех и любое притемнение желтого цвета ведет к визуальной потере его насыщенности. Убедитесь в этом сами: откройте ФШ и выберите самый насыщенный желтый. Это 60 100 100 по HSB. А теперь попробуйте утащить образец из правого верхнего угла в любую сторону затемняя. Вы моментально получите зеленоватый, более холодный и менее насыщенный.

Untitled-1.jpg


Красный цвет. Красного на принтере нет. Он получается смешением мадженты и желтого. Т.е. заметьте, уже смешанный, а любой смешанный цвет темнее чем его составляющие. И тем не менее, визуально насыщенность этих цветов неотличима. Отличается лишь цветовой тон, поскольку краска – не принтер и в подборе колористами ее оттенков на производстве другие законы, поэтому полного соответствия в цветовом тоне быть не может. Один чуть теплей другой чуть холодней, но это не важно. Важно то, что насыщенность и тон (светлота) абсолютно идентичны.

Синий цвет. Тут даже говорить не о чем – принтерный цвет дает сильную фору. Может показаться что насыщенней краска, но это только тем, кто не понимает специфики работы с маслом. Вкратце: толстый слой очень темен и ненасыщен, это видно. Размазанное по холсту – уже сильно насыщенно, но учтите, что такая тонкость красочного слоя с расчетом на просвет холста – не такое уж частое явление в живописи. Тем более сегодня, когда в моде «пастозность». Тот же самый Ван Гог с его насыщенными цветами – это довольно толстый слой вещества. Краска « на просвет» - может быть сравнима по насыщенности с принтерной. Но это редкость. А краска без просвета, должна быть осветлена белилами. А это означает, для тех кто понимает, сильную потерю насыщенности. И еще: на фотографии вы видите градиент а не чистую заливку как на принтерном образце. И опять же, те кто понимает знают, что градиент очень сильно отличается по восприятию насыщенности от «плашки». Все дело в том, что мозг, смешивая, берет информацию о насыщенности со светлых участков, а о тоне с темных. Происходит настоящая алхимия. Обо всем этом я надеюсь расскажу в следующих статьях, а пока просто поверьте – синий масляный ни разу не насыщенней синего принтерного.

Оранжевый. Принтерный чуть темней и следовательно, чуть менее насыщенный. Это несмотря на то, что в данной модели принтера оранжевый – не составной из желтого и мадженты, а самостоятельный, отдельный цвет, это ноу хау введено для максимальной насыщенности оранжевых, чтобы получать их не из смеси, чтобы апельсины выглядели «апельсинистей». Да, тут пока масло взяло верх. Однако. Разница настолько мала, что я вас уверяю, имея 20-летний опыт работы с компьютерным цветом и опыт работы с живописными красками, эту разницу на реальной картине не увидит ни один самый гениальный колорист. Могу и доказать, но это выходит пока за рамки этой статьи.

Фиолетового и мадженты у меня не оказалось настолько чистых в живописных тюбиках. Те мадженты и фиолетовые что у меня есть, гораздо темнее и менее насыщенны, чем принтерные. Вполне допускаю, что существуют очень насыщенные, прямо-таки принтерные живописные краски фиолетовая и маджента, однако когда я искал по магазинам такие чистые цвета, то не нашел. Может где-то в природе они есть. Но то что я нашел – лучшее, и оно гораздо темнее и ненасыщеннее.

Соответствия зеленому достаточно близкого чтобы делать выводы у меня тоже не оказалось, но поскольку зеленый – составной в принтере цвет, то вполне логично что он тоже проиграет реальному чистому пигменту. Что опять же не играет никакой роли учитывая психологические особенности восприятия цвета, т.е. тот факт что любой, ненасыщенный цвет будет смотреться очень ярким рядом с другими цветами и поблекнет рядом с третьими. Сравните хотя бы силу цвета на белом фоне и на черном. Как будто два разных цвета, не так ли. Однако они полностью идентичны.

Untitled-21.jpg Untitled-2.jpg


Таким образом, считаю возможным заключить, что миф о невозможности воспроизведения живописного цвета на печати развенчан.

Так в чем же дело? Ведь противоречат все эти реальные истории и передаваемые из уст в уста легенды простому и ясному эксперименту.
Почему же так светятся волосы мадонны? Почему сияет Караваджо? Почему вышеупомянутый мастер печати и фотошопа оставляет недовольными художников?

Для того, чтобы полно для себя ответить на эти вопросы, чтобы со всей ясностью увидеть корень проблемы необходимо глубоко и долго изучать два связанных предмета: композицию и цветоведение. Но пока вы этого не сделали, я попробую кратко объяснить в чем причина мифологизации живописного цвета. Я буду краток, хотя каждое из приведенных объяснений – предмет отдельной лекции, но сейчас уже не буду вас утомлять.

Во-первых, нельзя исключать научно установленный факт о переотражениях света внутри красочного слоя. Это действительно влияет на психологическое восприятие силы цвета, как акварельная краска к примеру, кажется гораздо насыщенней просто потому что свет проходит сквозь нее, отражается от белой бумаги и еще раз подсвечивая краску выходит попадая к нам в глаз. Ведь никто же не станет спорить с тем что витражи гораздо насыщенней и ярче картин.

Краска свет.jpg

Во-вторых, живопись обладает большим количеством особенностей, влияющих на чистоту восприятия цвета. Это и мазок и способ написания и количество деталей.

В-третьих, шедевры в музее (не во всех) правильно подсвечиваются. А если попробовать подсветить дома висящую в раме репродукцию, то вы все равно увидите что эффект не тот, потому что плоская поверхность постера и живое вещество краски очень по-разному отражают свет. И все это – очень большая доля общего впечатления.

В- четвертых, мастерство предпечатной подготовки у нас в стране находится на крайне низком уровне. Серьезных курсов по этой теме нет. Каждый достигает всего своим умом и в меру своей образованности, однако те, кто занимается этим всерьез, – мастера печатники при серьезных типографиях, передают знания ученикам лично. Даже вышеприведенный рассказ о серьезном профессионале в серьезной компании дает понимание того, насколько все плачевно даже в высших сферах. Отмазка «принтер не передает» годная для домашнего фотографа, но абсолютный фэйл для профи. Но все равно это слабый аргумент, т.к. все же мастера есть и печать репродукций при музеях делается качественно, этот аргумент объясняет только обширность мифотворчества.

В-пятых, несовершенство оптических и цифровых средств передачи изображения. Ни одна камера в мире не схватывает того богатства цвета, которое видит наш глаз. И потом вытаскивать из серого серовато-желтый и серовато-зеленый мазок – это работа на грани искусства, да и то, ни фотошоп, ни другие средства не обладают необходимыми инструментами разделения мазков, разница в цветовом тоне которых находится ниже порога аж в 60 градусов по цветовому кругу. Это я не о том, что я не могу масками или с помощью color range (а по сути той же маской только полуавтоматической) отделить пиксели с цветом 255 0 0 и 255 20 0, являющиеся оба красными по сути, но отличающиеся на 4 градуса. Я то могу, но средства у фотошопа отделить один такой цвет от другого так, чтобы можно было отделить один мазок от другого просто нет. Средство Selective color работает с диапазоном и вовсе в 60 градусов. Для того же, чтобы в картине разделять и властвовать над цветами, тонко вибрирующими средств нет, не придумано и придумано быть не может, так все сложно в этой области. Да хотя бы, чтобы не быть голословным, вопрос уткнется в то, что цвет мазка неоднороден. Для глаза он един а для компьютера – сотни тысяч разных цветов. На все вариации цвета маски не создашь. Мозг это делает автоматически. И маскирует и объединяет мазок изнутри (одновременно видя сложное содержание) и разделяет, обособляя от соседнего мазка. С полной уверенностью можно сказать что инструмента подобного всем этим процессам создать абсолютно невозможно. Разве что квантовые вычисления по голографическому принципу на нейросетях с прикрученным искусственным интеллектом… Но ведь это будет такая копия человека, что страшно даже представить что могло бы быть после изобретения подобного. Уверяю вас, такие мелочи как живопись, искусство, фотография и духовное вообще перестали бы нас всех волновать.

Говоря о сближенных цветах и невозможности их разделения средствами компьютерной графики, если они не отстоят на 60 градусов, я уже промолчал о том, что мазки, с разницей в 3 градуса выглядят и для фотоаппарата и для техники и для печатника без художественного образования как совершенно идентичные. А в жизни наш глаз воспринимает такие мазки как «вибрацию цвета», как очень сильно отличающиеся, как радикально иногда противоположные цвета. К примеру, посмотрите на это изображение и ответьте на вопрос: какой цвет 1 и 2? 1 – это цвет практически всего фона, а 2 – цвет тех проплешин, что виднеются в левом верхнем углу (конечно я спрашиваю о цвете целой области а не о цвете конкретного пикселя или круглого образца).

пример-цвет-симультанность.jpg

Рубль за сто даю: вы сказали 1- коричневый (или красноватый или оранжеватый – короче производные от красного) и 2- голубой (или голубоватый, серо-голубой и т.п.). Если у вас большой опыт в работе с цветом, то вы, надменно усмехнувшись, констатировали что 1 это красноватые а 2 – серые, вспомнив о симультанном контрасте. Однако о том что цвет 2 – из таких же красных как и 1 я уверяю, с ходу не определил никто. Разве что этот текст читает художник-печатник… Пусть тогда он напишет мне, будет с кем вечерами обсудить дела наши скорбные. Вот и подумайте, можно ли разделить подобное.
Отгадка:
Цвет 1: 100 78 67 (20 градусов по цветовому кругу, т.е. красно-оранжевые)
Цвет 2: 90 89 88 (30 градусов по кругу – т.е. те же красно-оранжевые). Для компьютерных инструментов цветокоррекции с точки зрения чистого спектрального цвета (а именно им и оперируют эти инструменты при делении) - это неотличимые одинаково красно-оранжевые цвета и относятся они одновременно и к reds и к yellows в selective color:

цвета-20-и-30-градусов.jpg

Да, в Hue-saturation можно с помощью выборочной палитры отделить и более тонкие цвета. Но проблема вовсе не в том, что это совсем нельзя, а в том, что это бессмысленно. Ведь Когда мы говорим о необходимости отделения одного цвета от другого, мы подразумеваем решение чисто человеческой задачи: чтобы некая область цвета, например та голубоватая проплешина, отделилась для возможности отдельного ее редактирования. А выбирая выборочной палитрой в hue saturation один из этих цветов все что мы добиваемся – диффузного рассыпания области на мелкий пиксельный шум.

выборочная-коррекция-цвета.jpg

И вот это «в-пятых» это - главная причина того, почему же никто не может в печати воссоздать живописного цвета. Обойти ее можно, но для этого нужно чтобы в одном человеке соединилось идеальное знание фото и печатной, компьютерной техники, физико-математическое образование, художественное образование и большой опыт печати. Как вы думаете, много ли таких профессионалов в мире? Я думаю что единицы. И я думаю, что можно напечатать картину так, чтобы она выглядела так же как живая (за исключением конечно же множества нюансов, связанных именно с веществом, отражениями, фактурой мазка и т.п. – а это огромное количество нюансов, которые тоже повлияют на восприятие цвета).

Когда я занимался пересъемкой картин для одного известного художника, который поставил мне задачу сделать так чтобы картины выглядели на фотографиях лучше чем в жизни (а надо сказать задача была изначально нереальна т.к. он использовал золото и серебро, что не воспроизводимо в печати просто потому что уж с металлами то печатные краски точно не сравнятся) я напрямую столкнулся с тем, что передача цвета на изображении, снятом с картины – это задача, по сути, создания нового графического произведения «по мотивам». И только в этом случае новое может быть похоже на оригинал – если оно перевоссоздано а не передано. И задача эта не решается «обработкой» в фотошопе. Для ее решения (точнее приближения к решению) необходимо выполнять десятки кадров с разным освещением, объединять их, отрисовывать заново мазки и заново накладывать цвета. Никакая обработка в классическом ее понимании даже близко не воспроизводит по вышеописанным причинам ни цвет ни фактуру ни мазок.

В завершение приглашаю всех заинтересовавшихся проблемами компьютерного цвета на мой новый курс по цветоведению, компьютерной работе с цветом и печати. Материалы и опыт для этого курса я собирал 20 лет, но провожу его впервые, поэтому условия участия особые. Всем заинтересовавшимся писать на почту malevinart@gmail.com. Старт в феврале.

Copyright © Владимир Малевин
Курс по композиции: http://photo-tur.ru/?page_id=3082
Фото-туры: http://photo-tur.ru/
Группа «Творческий пинок»: https://vk.com/hudpinok
Tags: #Владимир_Малевин, #Композиция, #Обработка, #Обучение, #Печать_фотографий, #Творческий_пинок, #Фотография, #Художник, #Цветоведение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments