Categories:

Книга "Теория композиции". Введение

Рубрика: книга по композиции

Продолжаю публикацию отрывков из моей новой книги «Общая теория композиции». Другие отрывки можно найти по тегу «Книга по композиции» внизу статьи.

Совсем немного осталось до выхода книги «Теория композиции». Всем интересующимся предлагаю к вниманию введение.

От автора 

Во введении к этой книге вы прочтете все что необходимо знать о ее структуре и содержании, характере и целях. Зачем же понадобился еще один раздел с названием «От автора»?

Необходимость в нем возникла по одной простой причине. Дело в том, что текст последующего изложения монографичен, но хотелось бы с самого начала обратится к читателю неформально, как к человеку думающему и любопытному и заверить, что все нижеизложенное не является «наукой ради науки», а реально работающее, применимое в реальной практической и педагогической, художественной деятельности. И если посмотреть сквозь тернии научного языка и, так необходимой для достижения нужной глубины философии, то на поверхности останутся лишь прямые методы получения живых интересных, действительно сложносочиненных композиций, многократно доказанные и опробованные в моей педагогической практике.

Что это за книга?

Уложить форму этой книги в прокрустово ложе существующих форматов непросто в виду широты и многогранности ее содержания. С одной стороны – это, несомненно, научная монография как результат систематизации десятилетней исследовательской работы, изложенной в строгом стиле. Строгость стиля, научность доказательств, обязательные для научной литературы формат и форма. Все это помогает книге выполнять ту фундаментальную роль, которую требует от нее тот факт, что Общая теория композиции излагается впервые. С другой стороны – книга выходит за рамки монографии по объему а также содержит большое количество философских текстов, подобных текстам Фаворского. Будь такая философия единственным ее содержанием (как это случилось у Фаворского), претендовать на роль теории книга бы не смогла. Но будь ее содержанием лишь строгие логические выкладки, факты и результаты экспериментов без философии – и исчезла бы живая нить, связывающая красоту и математику, живую человеческую рефлексию о красоте с сухой попыткой «поверить алгеброй гармонию». 

Сущностные основы, квинтэссенцией которых является онтология – это то, с чего начиналось данное исследование. Они появились в моменты прозрений, порой даже мистических озарений во снах, медитациях и состояниях вдохновения во время протяженной работы, а затем, в результате многолетних исследований нашли свое подтверждение в основах точных наук и логики.

Для кого эта книга

Предполагаемым читателем настоящего труда является художник-гуманист, исследователь, теоретик, человек которому близок дух Леонардо да Винчи, не ограничивавшего себя эстетической и духовной сферой.

Автор надеется, что и для художников исключительно духовного и эстетического склада далеких от рационального логического анализа в настоящей Теории найдутся полезные концепции, которые можно вычитать между строк, пропуская сложный текст.

Следом за этой книгой выходят еще две, каждая из которых является упрощением предыдущей. Они все об одном и том же, но рассчитаны на разную глубину проникновения и разную аудиторию. Поэтому, если этот труд покажется вам громоздким и сложным, то имеет смысл начать с того что попроще и углубляться по мере необходимости.

Как читать эту книгу

Структура книги сложна, поскольку сложен и сам изучаемый предмет. И эта сложность проявляется в том плане что содержание постоянно явно или неявно перекрестно ссылается на другие части работы. Избежать перекрестных ссылок, растягивая структуру содержащую множество иерархических многосторонних связей на линейную ткань повествования представляется невозможным. И понять многие, обобщенно очерченные, аспекты начальных глав до конца можно только ознакомившись с математическими, структурными, физическими, философскими и иными основами из последующих глав. Поэтому одного прочтения недостаточно. Для полного понимания всей Теории необходимы, сначала многократное прочтение, а затем и практическая работа.

Введение 

Развитие учения о композиции до сих пор было сковано отсутствием единой, увязывающей все знания воедино и предоставляющей инструменты и метод, теории. 

Как справедливо отмечает о книгах по теории композиции художник и теоретик, преподаватель МГАХИ им. Сурикова С. Гавриляченко: «Общая теория композиции, вобравшая обилие трактовок, чем-то напоминает «шведский» стол, с которого каждый интересующийся художник, преподаватель, студент волен выбрать наиболее близкие блюда-теории, составить из них собственное удобоваримое меню, а иной раз решиться добавить собственный рецепт».

При этом, как видно глубоко осознавая проблему отсутствия единой теории, о собственном произведении автор указывает следующее: «Данное пособие лишено честолюбия, давно успокоенного средневековой канонической мыслью о большей пользе «комментировать древних», чем «создавать новое», и вызвана реальной педагогической практикой, удрученной разрушением классической нормативности, забвением очевидных принципов-методик, достойных, по мнению автора, большего почтения. Все высказанное — лишь краткое обозначение общих инструментальных идей, претворяющихся через «авторскую» педагогику, проиллюстрированные опыты которой с краткими комментариями мы решаемся опубликовать."

Как видно из цитаты да из самого текста, автор и не мыслит возможности создания единой теории композиции, полагая это дело невыполнимым ввиду его сложности и трансцендентности и отказывается от попыток создать систематизирующий труд, поскольку не мыслит появление новой информации.

Такая обреченная позиция перерастает в настоящее противодействие всему рациональному: «Ни одна из опубликованных теорий композиции не может обладать полнотой, даже будучи сформулирована выдающимися мастерами. Естественно возникающая мысль, что учить искусству композиции все равно, что гоняться за неким неуловимым (не нужным, вредным…) фантомом, не пресекает постоянных попыток рационального рассуждения»

И это не редкость. Опытные авторы часто занимают сакральную позицию непознаваемости композиционных законов, невозможности даже самого их выражения в виде каких-либо правил и закономерностей, не говоря уже о создании единого структурного поля, не просто обозначающего эти закономерности, но и выстраивающего их в единое стройное, доказуемое, формализуемое пространство – общую Теорию композиции.

Однако как раз этот недостаток существующего информационного пространства и восполняет эта книга. Это не «шведский стол» упомянутый выше. Это не систематизация, не собрание общеизвестных сведений. Это стройное последовательное изложение, причем что важнее всего - ведущее к приобретению метода. Ибо наличие метода является той лакмусовой бумажкой, которая позволяет отделить сколь угодно метафизические теоретизирования от действительно работающей, объединяющей теории. 

«Метод» о котором идет речь – собирательное понятие. Он включает в себя приемы средства и инструменты формальной, плоскостной организации, работающие, приводящие к созданию сложносочиненных конструкций, не уступающих по своим эстетическим и структурным качествам мировым шедеврам композиционной практики. 

При этом, что немаловажно, метод должен быть проверяем, формализуем, надежен – т.е. соответствовать критериям научности, установленным дисциплиной философии науки и научной практикой. Иными словами, приемы, закономерности и инструменты должны быть основаны на более фундаментальных науках таких как физика, математика, философия а также быть подтверждаемыми анализом мировых шедевров искусства. И все это вы найдете на страницах этой книги.

Научная новизна

До сих пор композиционная теория находилась в раздробленном состоянии, об этом говорил еще Фаворский. «С вопросом о литературе дело обстоит так. Фундаментальных книг, рассматривающих вопросы композиции, нет, и приходится обращаться либо к мелким брошюрам, либо вообще к литературе по формальным вопросам»

С тех пор мало что изменилось и настоящая книга призвана в какой-то мере решить этот вопрос.

Отдельные прозрения, фрагментарные исследования разбросанные по самым разнообразным источникам не способствовали пониманию сущностных основ известных категорий концепций и понятий. Без вскрытия таких основ невозможно называть некую область знаний наукой, тогда как композиция, исходя из возможностей по ее изучению и применению математического и иных аппаратов вполне заслуживает такого звания.

Что такое композиционная теория в общем, как можно назвать всю область знания существующую на данный момент? Это совокупность всех разрозненных исследований, литературы, аксиом, мифов, недоказанных теорем, ложных установок и т.д. – т.е. все что написано и сказано. Термин «композиционная теория» существует только как общее объединяющее название для всех попыток разрозненно что то объяснить.

Но что такое «Теория» (такая как «Теория относительности»)? Это слаженная изложенная одним автором система идей, принципов, совокупность обобщенных положений, образующая основы науки или ее раздела. Это информационная модель знания, в границах которой отдельные понятия, гипотезы и законы теряют прежнюю автономность и становятся элементами целостной системы. В теории одни суждения выводятся из других суждений на основе практических подтверждений и/или правил логического вывода. Теории формулируются, разрабатываются и проверяются в соответствии с научным методом. Теории предшествует гипотеза, получившая воспроизводимое подтверждение.  

Эта книга – впервые в истории развития композиционной мысли являет собой именно такую Теорию, вскрывающую фундаментальные онтологические причины единые для всех композиционных явлений. 

Объект и предмет, задачи композиционной теории

Объектом исследования, легшего в основу настоящей Теории является человек и его восприятие взятые в чувственном аспекте. Именно восприятие человека и его чувства наделяют композицию абсолютным большинством ключевых свойств, важных для составления гармонии. Если взять композицию в рамках иного объекта, к примеру природы, как это делается в естественных науках, то мы будем вынуждены иметь дело с мертвыми прекрасными математическими структурами, красота которых идеальна и столь же безжизненна (напр. фракталы). Именно человек с его чувствами и особенностями, даже несовершенством восприятия создает настоящую живую красоту. В этом великая роль сознания человека в мироздании, без человеческого восприятия являвшимся бы лишь бесконечным мертвым лабиринтом мириад прекрасных мертвых структур. 

Предметом авторского исследования, которое дало возможность изложить Теорию композиции явилось взаимодействие элементов пластической плоскостной организации композиционной структуры. Такой предмет однозначно очерчивает изучаемые композиционные явления рамками формальной композиции, чему имеется серьезное обоснование, которое вы сможете найти в главе «Общие основы теории композиции».

Задачами настоящей Теории композиции явились: 

- обобщение всех известных концепций и парадигм в рамках единого поля

- выявление глубинных основ композиционных явлений и описание их для более глубокого их понимания а также для того чтобы иметь возможность упростить множество раздробленных знаний в рамках более основополагающих идей

- проверка основных существующих гипотез

- выявление значимых для теории композиции психофизиологических основ восприятия

Побочной задачей была выработка законов организации композиционных форм и элементов. Эта задача, хоть и была решена в какой –то мере, но является вторичной, поскольку выработка законов правил и норм противоречит самому духу творчества и не должна рассматриваться как самоцель. Также нельзя рассматривать любые, даже самые точные законы и шаблоны приводящие к успешному решению композиционных задач как рецепты или что еще хуже, как «алгоритмизирующие инструкции для некфалифицированной рабочей силы», тенденция к чему наблюдается в современном мире. Алгоритмизация создания композиции не должна стать инструментом тиражирования и продажи красоты, она должна быть катализатором познания для тех, кто служит духовным и эстетическим идеалам. 

Какая это книга

Эта книга называется «Теория композиции». Если мыслить теорию как простой набор положений, определений, фактов, законов, то теория композиции уже существует в виде этих элементов разбросанных по литературе, а всю совокупность информации, встречающуюся в информационном поле можно называть «теорией композиции».

Однако, такая «теория» - лишь обобщающее название всего массива информации. Чтобы некая область знания стала настоящей Теорией необходимо следующее:

1. Максимально полное изложение всех известных достижений и фактов

2. Единая структурная организация всех элементов, последовательное изложение

3. Глубинные основы теории в фундаментальных науках

4. Соответствие теории основным научным принципам философии науки. Т.е. критериям научности.

5. Связывающее все знания единая концепция

6. Новые, авторские разработки и новые концепции, возможные к появлению только после нахождения такой концепции

7. И наконец, работающий метод, вытекающий из последних пунктов

Только в этом случае можно говорить о создании новой, единой, общей теории некоей области знания.

Рассмотрим некоторые пункты подробнее.

Максимально полное изложение всех известных достижений фактов

В основу настоящей теории легли самобытные постулаты, частично же некоторые положения были взяты у Фаворского, Кандинского

Единая структурная организация всех элементов 

Теория представляет собой последовательные, вытекающие логически один из другого положения. В общих основах теории композиции даются понятийный аппарат и основные опорные положения. Затем в психофизиологических основах излагаются те принципы работы мозга и восприятия, которые объясняют дальнейшие теоремы. Затем в главе «Структурные и физико-математические основы теории композиции» задаются общие базовые фундаментальные структурные и физико-математические основы, на основании которых доказываются положения относительно организации отдельных элементов, плоскости – т.е. пластические основы композиции. И наконец, рассматриваются рабочие методы создания композиции, (парадигмы организации плоскостного изображения) как материал, невозможный для понимания без указанной теоретической подготовки. Эту главу можно назвать кульминацией настоящей Теории. Последующие главы посвящены онтологии, разделу, который невозможно понимать глубоко без изложенных ранее пластических, математических основ и изложения методов. Наконец завершают книгу изложение видения автора на ряд философских вопросов и вопросы педагогической практики, которые будут полезны практикующим преподавателям.

Таким образом, сама структура книги даже без учета ее содержания является научной разработкой, задающей основы всей теории и отвечает заявленным выше требованиям.

Новые, авторские разработки и новые концепции, возможные к появлению только после нахождения такой концепции

Таковых разработок несколько. Во-первых, метод процедурной генерации.

Соответствие теории основным научным принципам философии науки

Наиболее общие, универсальные критерии научности, определяемые как философией науки так и научной практикой и теорией следующие:

- соответствие общенаучным принципам детерминизма, соответствия и дополнительности;

- систематизм: отдельные его фрагменты должны быть взаимосвязаны, а выводы — структурно организованы; 

- методизм (общность теории и методов); 

- критический характер, т.e., во-первых, достоверным и доказательным; а во-вторых, публичным, иначе говоря, открытым для обсуждения, критики и верификации всему научному сообществу; 

- общий характер исследования: полученные результаты, данные и выводы должны быть справедливы и применимы не только к ситуации, в которой они были получены, но и за ее пределами.

- детерминизм (взаимосвязь всех явлений и процессов). 

- соблюдение принципа соответствия в методологии науки — утверждение, что любая новая научная теория должна включать старую теорию и ее результаты как частный случай.

Методология

В литературе по композиции меня не устраивало отсутствие какой-либо системности: разные авторы затрагивали и описывали отдельные аспекты, а целостной картины не было. 

Появилась потребность помимо исследования композиции создать методологию практической педагогической (образовательной) деятельности, поскольку никакая теория ничего не стоит без ее практической целесообразности а ничто так хорошо не выявляет последнюю как успешная педагогическая практика. За десять лет написания книги данная методология развивалась, постоянно совершенствовалась и прошла обширную апробацию преподаванием в ведущих фотошколах страны и в частной практике.

Но как только я взялся за методологию практической деятельности, в частности практической педагогической (образовательной) деятельности, оказалось, что об этом во всей многочисленной литературе полное молчание. Существуют методички (гавриляченко?) но в них несмотря на название речь идет обо всех возможных вопросах, касающихся предмета, но единой методологии нет.

Практика обучения в различных учебных заведениях и на курсах показала, что педагогическая традиция обучения живописи и рисунку полностью утеряна. 

Все обучение делается по принципу эмпирическому, который лишь за годы обучения дает свои плоды. Преподавание композиции даже в художественных вузах представляет собой процесс, подобный поиску безопасного угла в подвале с привязанным к одной из стен медведем, описанный Пушкиным в романе «Дубровский». Поиск собственных методов композиции эмпирически за долгие годы «обучения» сегодня, представляющего собой бесконечные штудии с редкими разрозненными замечаниями приподавателя подобен поиску угла, в котором медведь не дотягивался пару вершков до изодранного и перепуганного человека. Естественно, что добираются до этого угла далеко не все ученики, как это можно видеть по сильно упавшему за последние десятилетия уровню выпускных вузовских работ. С одной стороны такой «фильтр», такая «система обучения» выявляет самых живучих и способных, с другой – великие преподаватели прошлого были за методологию педагогического процесса. Так, Дюрер занимался подобными вещами и ввел в обиход обрубовку, которую тут же подхватили все школы, Чистяков считал формализацию важшейшей составляющей учебного процесса. Уже в 18м веке Для правильной организации методики преподавания рисования перечень стоящих перед рисовальщиком задач сформулирован, когда была издана книга И. Д. Прейслера «Основательные правила, или Краткое руководство к рисовальному художеству». Обучение по системе Прейслера начинается с объяснения назначения в рисунке прямых и кривых линий, затем геометрических фигур и тел и, наконец, правил их использования на практике. Там автор с методической последовательностью указывает ученику, как можно, переходя от простого к сложному, овладеть искусством рисунка. 

Анализ литературы смежных и фундаментальных наука показал на каких основаниях можно будет построить методологию практической деятельности. В ее основу легли: из теории кибернетики и  системного анализа были вычленены особенности практической деятельности и ее принципы; из системного анализа и теории управлении проектами (project management) были взяты методы практической деятельности. Кроме того, в логике проекта как завершенного цикла инновационной деятельности была построена временнáя структура практической деятельности. С той только разницей, что и  системный анализ, и теория управления проектами рассматривали только две основные фазы проекта: проектирование систем и реализацию систем. Отсутствовала конечная оценка реализации систем. Литература по проблемам рефлексии и психологии восприятия позволила на этой основе достроить третью фазу – рефлексивную.

Общность теории и методов

Общность теории и методов выше названа как один из критериев соответствия теории основным научным принципам философии науки

Попытки применить теоретический арсенал одной сферы к другой существовали давно, однако до сих пор не было универсальной теории с универсальными же методами. Так у исследователя композиции в технике Ю. С. Сомова читаем: «Часть теории композиции, относящаяся к ее средствам, или, как их еще принято называть, средствам гармонизации формы, имеет давнюю истории и разрабатывалась в области архитектуры, Однако, попытки непосредственно приспособить этот теоретический арсенал к сфере композиции в технике оказались малоэффективными»

Одной из главных черт настоящей теории является ее универсальность. Т.е. выработанные ей приемы и концепции равноприменимы к архитектуре, технике, дизайну, художественной, станковой композиции, композиции наброска и даже композиции танца, кино и литературного произведения В настоящей фундаментальной Теории композиции выработаны настолько общие принципы, что исчезает разница между видами творчества.

Теория композиции и психология восприятия

Отдельно следует сказать об отношениях настоящего труда с психологией восприятия, поскольку литература по композиции обычно не чувствует грани между теоретическими положениями касающимися непосредственно предмета и их обоснованиями в психологии восприятия. Эта проблема настолько сильна, что к литературе по композиции даже относят книги, таковыми не являющиеся. К примеру, книга Арнхейма «Искусство и визуальное восприятие» (которая даже рекомендована как пособие по композиции на одном из сайтов крупных вузов) или А. Лапина «Плоскость и пространство, или Жизнь квадратом». В главе «Анализ литературы» это показано подробнее.

При этом в настоящей книге упор делается вовсе не на восприятие, как это практикуется повсеместно. Восприятие – это база знаний, позволяющая глубже понять изложенное и в отдельной главе «Психофизиологические основы теории композиции» вы сможете найти все доктрины и факты, необходимые для глубокого понимания материала. Объяснять же, к примеру, что белый квадрат кажется больше чем черный вследствие иррадиации а черное выступает вперед нужно лишь для того, чтобы сформулировать из этого выводы практические следствия и теории и если этого не происходит, то такое изложение лишь злоупотребляет вниманием читателя. Без привязки к конкретным методам и теориям композиции все эти эффекты психологии восприятия и зрительные иллюзии – лишь забавный аттракцион. 

Психологией восприятия занимался Арнхейм (употребляю здесь это имя лишь как наиболее известное в данной области, на деле же его труд не выдерживает никакой критики и интересующимся лучше обратится к более фундаментальной литературе, например к Гельмгольцу, у которого Арнхейм заимствовал идеи и часто без цитирования), философией восприятия – Фаворский. Нет смысла повторять сказанное, как это сделал Лапин вслед за Кандинским и Арнхеймом, лишь слегка интерпретировав их объемный материал для более непритязательной публики и добавив лишь некоторое количество собственных измышлений. 

Нет смысла и углублять психологические знания для теории композиции, поскольку необходимая точность в композиции, достигаемая с помощью уже известного, является достаточной. Конечно, можно было бы тщить себя надеждой довести точность композиционной теории до такой степени, чтобы возможным стало без преувеличения формирование нового визуального языка, понятного каждому как понятен алфавит, однако такие попытки уже были в истории и они провалились. 

Для качественного восприятия и создания эффектных композиций вполне достаточно того грубого понимания, которое имеется у психологической науки на сегодняшний день (и на него то уходят годы взращивания композиционного чувства). 

Если рассматривать настоящую теорию сквозь призму чувственного восприятия, то можно сказать, что настоящая книга рассказывает о том как создается и живет живая композиционная ткань произведения, по каким законам она развивается, видоизменяется и какие из этих метаморфоз приводят к чувственной позитивной а какие к негативной оценкам. 

Практическая эстетика

Можно сказать что в некотором смысле в утилитарном аспекте настоящее произведение будучи сведено до самой своей узкой практической роли может называться практической эстетикой. 

Так называл свои труды Фаворский (заимствуя такое определение у Г.Земпера). Однако, при всей красивости названия, труды Фаворского не отвечают такому определению. Философия фаворского так же далека от практики как от яблока Ньютона до ракетного двигателя Циолковского, несмотря на прямую преемственность этих событий.

О Теории

Системное рассмотрение композиционных структур позволяет обнаружить в них новые, ранее скрытые закономерности, вскрыть ошибочность некоторых, ранее устоявшихся постулатов и прояснить отдельные спорные проблемы искусствоведения.

Любые физические, математические и структурные основы, вскрываемые автором в процессе исследования композиции не привносят в создаваемые композиции никакой искусственности. Они не надуманы и не выявляют ничего такого, чего не было бы в живых природных композициях или в лучших образцах композиции великих произведений. 

Необходимость создания единой теории композиции назрела давно и подчеркивалась исследователями красоты (Гавриляченко, Сомов и др ). 

В основу предлагаемой теории положены, конечно же, общая теория систем, физика, математика, геометрия, теории множеств и графов, практическая комбинаторика, кибернетика и др.

В результате появилась логически стройная теория, понятная любому гуманитарию. Теория раскрывает композицию как многослойное математически обусловленное, психофизиологически выверенное творение искусства, обладающее сложной структурой и вместе с тем простой архитектоникой, неизменно подчиненной на всех уровнях законам математики.

Теория композиции основывается на структурализме и формализме, а супрематизм выступает ее наглядным дидактическим пособием, не способным заменить теорию, но обнажающей ее ключевые качества.

Теория композиции вскрывает общие законы гармонии. В результате чего на ее основе можно выстраивать отдельные теории касательно музыки архитектуры, танца и и любых других визуальных искусств.

Структура книги

Работа состоит из введения, заключения, и трех разделов, объединяющих десять глав. 

Логика разделов нелинейна. Первые два раздела соотносятся как основы и следующие из них методы, и воспроизводят стандартную иерархию монографического исследования. Третий раздел подвергает анализу на основании выявленных в первом разделе основ и полученных во втором разделе методов существующие композиционные парадигмы концепции и явления и, таким образом, является предварительным теоретической проверкой полученных в настоящей теории выводов и соображений.

В первой главе «Общие основы теории композиции» задаются главные векторы исследования, описываются наиболее общие, основополагающие категории, необходимые для изложения дальнейшего материала. Здесь собраны вопросы, не относящиеся к иным основаниям настоящей Теории композиции. Также здесь вы сможете найти исследование истории развития композиционной мысли, определение главных понятий, задание векторов настоящей теории. Таким образом настоящая глава призвана настроить и подготовить читателя к восприятию более сложных понятий и категорий в последующих главах. 

Во второй главе «Психофизиологические основы теории композиции» для обеспечения понимания взаимосвязи композиционных структур теория композиции обращается, к психологии восприятия и те законы и принципы протекания элементарных процессов в биохимической структуре мозга человека, которые закладывают глубинные основы восприятия. Можно сказать что материал этой главы– когнитивная настройка читателя и текста книги на одну волну, создания единой системы координат.

В третьей главе «Структурно-информационные и физико-математические основы теории композиции» дается фундаментальная основа для осмысление композиции и структурного анализа. Исследуются такие вопросы как формализация, математика в природе, композиция как структура, иерархии, соподчинения и взаимодействия структурных элемнтов, размеры форм в их численном выражении, вопросы приемлемых отношений сигнал-шум для различных композиционных элементов и др.

Четвертая глава «Пластические основы теории композиции» завершает первый раздел, посвященный разнообразным основам и вскрывает те из них, которые относятся непосредственно к пластическому восприятию. Анализируются способы базовой гармонизации пространства, неоднородность картинной плоскости, рассматриваются такие базовые для композиции вещи как равновесие, симметрия, членение плоскости и т.д.

Раздел II «Методы, архетипы и холистика Теории композиции» как и следует из его названия, опираясь на фундамент, заданный основами композиционной теории в первом разделе, посвящен выявлению того общего, что объединяет композиционную мысль во всех пластических искусствах а также описанию методов создания гармоничных композиционных структур.

В первой главе «Парадигмы и методы организации плоскостного изображения» охватывается пять больших подходов к созданию композиции. Подходы методы самостоятельны и каждый из них ведет к созданию композиций. Здесь рассматриваются парадигмы чувственной композиции, музыкальный, аналитический и интуитивный методы сочинения. Отдельно отметим метод «процедурной генерации», являющийся авторским ноу-хау и дающий великолепные результаты даже на самой неподготовленной аудитории в педагогическом процессе.

Вторая глава «Фундаментальные основы теории композиции» завершает раздел темой, объединяющей все предыдущие и вскрывающей фундаментальные законы организации материи в композиционной вселенной. Можно скзазать, что если эта тема и не формализует целую область знаний – композиционную теорию, то задает ее концептуальные основы, сущностные аспекты бытия мира пятен и даже шире – как будет показано в конце, вопросы духовной связи объектов, драматического построения, сюжета, символики, в общем все то что выходит за рамки композиции формальной как предмета данной книги также подчинятся тем же законам гармонии. В пределе эта тема выходит и вовсе за рамки теории композиции и приближается к вопросам теории всего и являет собой по сути онтологию композиционной теории.

Раздел III «Дополнительные вопросы композиционной теории» является по сути, рефлексией на всю Теорию композиции, с одной стороны, и, философским развитием достигнутых положений с другой.

Первая глава «Специфические виды композиции» содержит вопросы, которые напрямую не укладываются в формальную композицию, но, тем не менее, дополняют ее, диктуют особенности развития композиционных групп и т.д. Это вопросы такого рода как к примеру вопрос сочетания фактур, глубины, дифференциации планов, метакомпоновки, формата, композиции портрета или пейзажа.

Вторая глава «Философия композиции и дополнительные вопросы» рассматривает проблемы шаблонов, правил и мифов в композиции, языка изображения, энергетической парадигмы изображения и т.п.

Третья глава «Создание композиционных схем» является дидактическим финалом книги. В ней рассматривается процесс восприятия композиции в аспекте упрощения ее до схемы а также дается основа методического аппарата для выполнения подобных процедур.

Четвертая глава «Композиционный анализ» целиком посвящена анализу проивзедений искусства на основании положений настоящей теории и ее методами.

Пятая глава “Анализ литературы» содержит критический анализ литературы по композиции.


Ссылки 

Copyright © Владимир Малевин. http://www.malevin.art

Инстаграм: https://www.instagram.com/MALEVIN.ART/   

Публикация текста, изображений и фрагментов только с разрешения автора.

Курс по композиции: https://www.malevin.art/events/kurs-khudozhestvennaya-kompozitsiya-dlya-fotografov

Очень интересные и точные тесты по фотографии и искусству: https://www.malevin.art/tests

Школа фотографии: http://malevin.art/shkola 

Фото-туры: http://photo-tur.ru/ 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.