Критика книги Лапина «Жизнь квадратом» Часть 2

Рубрика: Критические заметки

Цикл коротких критических заметок "на полях" книг и статей. Лапин. Плоскость и пространство или Жизнь квадратом

Содержание:

Часть 1. Введение: https://vladimirmalevin.livejournal.com/24344.html 

Часть 2: https://vladimirmalevin.livejournal.com/24689.html

Часть 3: https://vladimirmalevin.livejournal.com/24917.html

Часть 4: https://vladimirmalevin.livejournal.com/25104.html

Часть 5. Заключительная: https://vladimirmalevin.livejournal.com/25561.html 

Пространство картины

Бинокулярность – не единственная причина глубины

Бинокулярные признаки глубины работают только на небольших расстояниях, Но и картину мы рассматриваем именно с близкого расстояния. Поэтому зрение воспринимает ее как плоскость.

Наш мозг (не зрение конечно же) воспринимает картину как плоскость вследствие не только отсутствия бинокулярности. Огромную роль играет также отсутствие параллакса, а также наличие видимой микроструктуры изображения. Даже при наличии сверхреалистичного изображения (фотографии) и рассматривании ее одним глазом не исчезает понимания того, что перед нами плоскость, как должно было бы быть если бы приводимое Лапиным объяснение плоскостности восприятия было бы верным. Т.е. сводить все только к бинокулярности – ошибка. Достаточно закрыть один глаз чтобы убедится что бинокулярность – лишь вершина айсберга в восприятии глубины. 

Много шума и.. ничего

Несмотря на то, что книга Лапина довольно хорошо написана и содержит интересный материал для изучения восприятия, популяризированный для обывателя, и она не лишена серьезных исследовательских недостатков. Следующий пример в книге Лапина – отличный пример того как навертеть бурю в стакане воды. Из простых вещей сделать сложные с целью получить выводы, которые очевидны и без этого. Так лапин утверждает, что необходимо почему то увеличивать линейный размер объектов, попадающих в иллюзорное пространство, в противном случае они будут представать в двух размерах и двоится в глазах. Для чего приводятся верные рассуждения о сопоставлении линейных и угловых размеров, за которыми, как за деревьями не видно леса, внимание читателя усыплено сложными рассуждениями, за которыми не видно простой вещи: невозможно увеличить или уменьшить как это предлагается размер человечка в иллюзорном пространстве! Он жестко привязан к размеру человечка в картинной плоскости. И его увеличение – не более чем математическая метафора. Лапин же говорит об этом увеличении как об 

«условии неконфликта двух восприятия, плоскостного и пространственного, условии недвоения изображения».

 Для читателя, не привыкшего к подобного рода анализу сложно врубится в текст Лапина. Еще сложнее – в критическией анализ приведенный мной т.к. для этого нужно сначала врубиться в Лапина а потом сюда. Для тех, у кого возникают такие сложности, я поясню на пальцах. Представьте себе что вы хотите доказать кому-либо, что корзина тяжелей с камнями. Само по себе занятие странное, но именно это и происходит в рассматриваемом участке книги. Но ничего, в науке и не таким занимаются, поэтому предположим, что в результате или процессе такого доказательства оппонент поймет что-то важное, какой-то аспект тяжести, который он не осознавал ранее. Так вот, вы говорите, что давайте мол представим, что камни ничего не весят. Тогда у вас, взявшего в руки корзину с камнями сложится двойное впечатление. С одной стороны вы представляете что корзина невесома, с другой – реально видите что она с камнями. Из этого следует вывод: необходимо придать веса камням для того, чтобы компенсировать несоответствие между реальностью и вашим воображением… Позвольте, скажете вы, но как можно придать веса камням в реальности, если они и так, будучи положенными в корзину, имеют свой вес? И да, вы будете совершенно правы. Невозможно придать веса камням в реальности. Они уже имеют вес. И невозможно убрать веса с этих камней. Но именно этим и предлагает заняться автор. Он предлагает увеличить реальный размер объекта в «реальном» пространстве чтобы тот не конфликтовал с изображенным. А то что этот реальный размер простое следствие изображенного и никак не может иметь с ним разную величину – это оставляется за скобками. 

В результате. Там где можно было ограничиться простым утверждением о том, что «реальный» объект больше изображенного по причине обычной масштабности проекции (ведь мы видим на фотографии слона не больше мухи или мыши просто потому что он спроецирован на фотографию с уменьшением что следует из обычных законов перспективы) – перед нами целая чуть ли не новая теория. В науке это называется псевдонаучностью и если такие рассуждения не ведут ни к каким новым граням понимания (а они не ведут) то такое не одобряется.

О выдвижении черного на передний план

На стр. 20 Лапин сильно безосновательно обобщает, не приводя при этом сносок. Так информация о том, что мы видим черное выступающим вперед на самом деле серьезным образом контекстно зависима, Однако, автор не приводит этой оговорки. Из чего следует множество споров, когда одни фотографы или художники утверждают что черное выступает над плоскостью, ссылаясь на таких вот исследователей, которые не приводят сносок и обобщают без оснований, а другие опровергают – смотрите, очевидно же что нет, приводя конкретные примеры.

Лапин же не просто обобщает. Он берет информацию о выдвижении черного на передний план как лейтмотив для всей книги. Что ведет и в дальнейшем к неверным выводам (почти всем в главе как будет показано в конце).

На самом деле черное действительно склонно выступать на передний план. Однако только в одном случае: если речь идет о черной фигуре на белом фоне. Если же это белая фигура на черном фоне, то она будет выступать. Т.е. выступает то вовсе не черное, а фигура. Просто (и вот это уже действительно факт из психологии не требующий доказательств) – фигура склонна восприниматься нами выше чем фон. Так что это опровержение адресовано не только Лапину, но и всем тем «психологам», которых он приводит без ссылки: черное не выступает на передний план, нельзя так обобщать, то что чаще всего фигура именно черная и то что мы склонны воспринимать черное более чем белое в качестве фигуры а не фона – еще не достаточное условие для утверждения что черное выдвигается на передний план.

Да, темные объекты действительно вследствие воздушной перспективы чаще всего более близкие нам. И это еще одна причина утверждать, что темное в общем случае выглядит как более близкое. Но когда этот принцип возводится в абсолют, т.е. когда утверждается что любая черная фигура даже в отрыве от фигуративности (асбтрактная) выходит на передний план – это неверно. Пожалуйста, простой пример отступления черного назад в безфигуративном изображении.

Хотя вот Лапин утверждает на стр. 26, что белое это и не фигура вовсе, а дырка в черном… Ну что ж, перенастроить зрение можно по всякому. Но утверждать это как аксиому – это уже черезчур.

Он пытается даже обосновать это с помощью следующего утверждения

«Такой фигуры как белый квадрат на черном фоне вообще не существует хотя бы потому что у него нет своего контура»

А вот это уже выглядит смешно. Т.е. по мнению автора у черного квадрата на белом фоне есть контур а белого на черном нет? Даже нелепо это комментировать, насколько это утверждение нелепо само по себе. 

И вот еще пример в фигуративном. Со всей очевидностью черное образует провалы, которые уходят глубоко внутрь изобржаения а вовсе не выступают назад. Это доказывает, что утверждать огульно нельзя, нужны оговорки и уточнения условий отступления и выступления.

Рассуждения о квадрате приводят к ахинее в кубе

Лапин пытается доказывать и обосновывать фономен выступания черного квадарата над плоскостью (смотртите выше, сама эта идея необоснованна) И делает это путем неверных интепретаций. Цитируется Арнхейм. Кстати цитируется тоже неверно. При разрыве цитаты необходимо ставить троеточия в местах разрыва, иначе искажается смысл скзааного, как в данном случае и произошло помимо всех прочих проблем. Итак цитата Арнхейма полностью выглядит так

«Линия, проведенная на листе бумаги, воспринимается нами лежащей не в плоскости бумаги, а на ней. Пустое пространство не разделяется линией, наподобие того как один этаж отделяется от другого. Напротив, оно беспрепятственно продолжается под чертой. Это явление демонстрируется на рис. 93. Чем толще и жирнее линия, тем больше ощущается это явление. Фактически линия — это только особый пример цветового пятна. Она представляет собой случай, когда площадь цветового пятна приближается к нулю. Цветовое пятно, как правило, находится сверху пустого пространства, а не внутри его. Примером тому может служить картина Клее «Рукописный шрифт» (рис. 128). Расколотая плоскость Очевидно, данный эффект зависит не от специфики физического объекта, а возникает у зрителя психологическим путем. Почему это происходит? Если бы линия воспринималась находящейся внутри самой плоскости, то тогда бы поверхность бумажного листа в силу наличия вставки прерывалась бы. Когда же линия воспринимается лежащей на поверхности, то последняя остается неповрежденной. Но существует еще и третья возможность. Например, картина Клее может быть воспринята как белая поверхность, в которой с помощью ножниц вырезаны разнообразные формы. Через контуры просматривается черный цвет фона. Но и в этом случае белая плоскость остается разорванной.Во втором случае мы имеем дело с более простой структурой, поскольку непрерывная поверхность выглядит гораздо проще, чем разорванная. Это предполагает, что наблюдаемый эффект может иметь место и в том случае, когда при данных обстоятельствах про- изводится наипростейшая модель. Ровная поверхность стремится сохранять свою целостность. Если на плоскости находится инородное тело, например небольшая точка, то она, по всей вероятности, не будет видима вовсе. Это один из способов решения проблемы, но он осуществим лишь в том случае, когда стимул слишком слаб. Он не относится к линии или пятну. Свободу поверхность получает только благодаря третьему u1080 измерению. Для зрительного образа на сетчатке глаза не имеет никакого значения, расположены ли линии 215 ПРОСТРАНСТВО внутри плоскости или несколько перед ней. Таким образом, воспринимаемая поверхность имеет возможность, так сказать, пронзить вторгшееся в ее владения тело, насколько позволяет ее целостность. Целостная модель раскалывается по глубине. Одна ее часть (линия, линии или пятна) выступает на передний край, в то время как фон воспринимается расположенным немного дальше от наблюдателя. Первая закономерность, которую можно извлечь из этого примера, состоит в том, что поверхность модели, когда она способствует более простой структуре, будет выглядеть трехмерной, а не двухмерной. " 

Понятно что цитата огромна и полностью ее приводить нельзя. Но в этом случае нужно убедится, что цитирование не меняет сути. Тогда как выходит по Лапину, что Арнхейм утверждает, принцип простоты заключается в (далее искаженная по смыслу цитата, приводимая лапиным, первое предложение Лапина, в цитате далее Арнхейм)

«В этом заключается принцип простоты, предложенный, гештальт-психологами: «Свободу поверхность получает только благодаря третьему измерению. Для зрительного обрза на сетчатке не имеет никакого значения, расположена ли линия внутри плоскости или перед ней. Поверхность модели, когда она способствует более простой структуре, будет выглядеть трехмерной, а не двухмерной»

Тогда как принцип простоты заключается, если прочесть параграф Арнхейма полностью а не выдернув пару предложений из контекста в том, что мозг выбирает наиболее простое решение из всех возможных, а простота этого решения связана со связностью плоскостной структуры (а именно анализируемым узором картины Клее) а вовсе не с трехмерностью, как хочет нам показать Лапин, доказывая, что квадрат выступает вследствие того что восприятие трехмерного проще чем плоскостного.  Никак принцип простоты не связан с трехмерностью или двухмерностью модели. И никак он не связан с расположением линии на плоскости или перед ней. И никак не связан со свободой поверхности уж тем более (эта концепция и вовсе появляется у Лапина случайно, так скопировался текст видимо, хотя свобода поверхности не связана с выступанием формы над ней).

В результате видно, что приводимая цитата мало того что искажена по смыслу неверным цитированием, так она еще и не связана с доказываемым, а доказываемое в свою очередь само по себе ошибочно. Ну а если я добавлю что и сам текст Арнхейма на этой странице не лишен недостатков (см. критику здесь) то выходит и вовсе фееричеки. Ошибка на ошибке ошибкой погоняет (ошибка возведенная в третью степень – ахинея в кубе). Результат – полная бессмыслица вроде как на первый взгляд очень умного содержания. Я и сам когда впервые прочел эту книгу много лет назад без критичекого анализа получил впечатление научной проработанности. Сейчас же, когда по долгу научной работы я подошел к ней критически я вижу совсем иную картину.

Дальнешиие страницы с доказательствами относительно выступания черного квадрата нет смысла комментировать как дискредитированные предыдущим текстом и текстом до него.

Наше восприятие изображения состоит из двух восприятий: зрительное и рациональное

Правильнее говорить о двух стадиях восприятия. Первичное и рациональный анализ. Разделение их во времени более верно согласно последним данным психофизиологии чем разделение на две составляющие и ведет в анализе и исследованиях к более правильным выводам.

Будем предполагать, что именно рациональное восприятие видит в плоском изображении глубокое пространство

Это неверное предположение. Если бы это было так, то отсутствие рационального восприятия лишало бы восприятия глубины. Тем временем ощущение глубины изображения является первым ощущением, которое возникает сразу же при восприятии изображения, еще до включения рационального анализа. Напомним, что Лапин противопоставляет Зрительное восприятие Рациональному. Т.е. исходя из этимологии Зрительное – бессознательное, первичное, основанное на зрении, Рациональное – мыслительное логическое. 

Далее по тексту выясняется однако, что на самом деле, Лапин говорит то это, а имеет в виду совсем иное. Так восприятие «Зрительное» у него воспринимает плоскость картины, а восприятие «Рациональное» - глубину. Однако это нонсенс, нет никаких подтверждений такому разделению восприятий. Если он хочет сказать о восприятии плоского и объемного, то совсем нет нужды делить восприятие на некие специфические «виды», тем более так неудачно и недостоверно относя одно из них к какому то зрительному другое к рациональному. Лучше говорить о мгновенном и рациональном восприятии, причем оба из этих видов способны переключаться как на плоскостное так и на объемное. Такая путаница в определениях говорит о слабой научной проработанности и о том, что автор и сам рано или поздно запутывается в своих же мыслях. 

Отсюда же и требование сохранения размера двух изображений

Как было показано выше, нет такого требования, сохранение размера двух изображений – это неизбежное следствие всех законов материального мира. 

Контур очевидно, не подвержен иррадиации. Иначе он стал бы невидимым.

Это все равно что сказать что мы не дышим воздухом в помещении. Иначе мы его давно бы весь «выдышали». Или после первого движения точильным камнем по ножу по что камень не точит, иначе бы уже сразу бы поточил. Да нет, уменьшение величины на меньшее значение не означает логически неподверженность уменьшению. контур так же подвержен иррадиации и вместо того чтобы делать такие странные заявления, можно было бы провести простые эксперименты. По изображению ниже видно, что прекрасно подвержен контур иррадиации, хоть это и не так может быть сильно проявляется, а может и так же. Измерять не пытался.

Если на белую бумагу положить голубое пятно, объективно оно будет выступать из бумаги. Это значит, что понятие «отступающих» и «выступающих» цветов скорее рациональное, нежели зрительное, реальное.

Ну так можно довгорится до слова «надуманное». А Кандинского объявить фантазером и все его картины- фикцией, которая требует знания того, что он написал в своих трактатах, т.к. иначе это все не работает…

Нет, автор. То что выговорите «положенное на бумагу голубое пятно выступает из бумаги, значит…» на самом деле не значит ничего кроме того, что положенное на бумагу голубое пятно выступает из бумаги. Скоропалительность выводов – это общая беда исследователей. У кого то это в меньшей степени встречается (Лапин), у кого-то в большей (Арнхейм), у кого то из этого состоит вся книга (Зейгарник). Есть правда и исследователи своей верной научной культурой отличающиеся предельной осторожностью в суждениях и не допускающие подобного вовсе (Сомов, Железняков). Это культура советской науки и литературы, увы потерянная. Вот в данном случае мы наблюдаем скоропалительный вывод: раз мы наблюдаем явление, можно его экстраполировать на весь круг подобных явлений. Тогда как, как сам автор же понимает, что необходимы дополнительные условия. Наложение пятен. Узнаваемые объекты. Перспектива. Ведь верно понимает, но что то мешает облечь свои догадки в более корректные формы. В частности здесь можно было бы сказать так: «Если на белую бумагу положить голубое пятно, объективно оно будет выступать из бумаги. Это значит, что понятие «отступающих» и «выступающих» цветов скорее ТРЕБУЕТ УТОЧНЕНИЯ ПО УСЛОВИЯМ И НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ ОБ ОДНОЗНАЧНОМ УХОДЕ ГОЛУБОГО НАЗАД АБСТРАКТНО И ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ КОНТЕКСТА». Вот это был бы грамотный, корректный, красивый подход.

Если заполнить две половины листа одну голубым другую красным, то голубая половина уменьшается, выступает из красного, что противоречит принципам выступающий красный и отступающий голубой

Опять бездоказательная скоропалительность выводов, выдача субъективного мнения автора за аксиому. Я вот например вижу что голубой уходит назад… 

Итак ни одна из фигур не прорывает плоскость изображения и не попадает в картинное пространство, на это способна только линейная перспектива

Кандинский посвятил много лет жизни разработке своей теории утверждающей обратное и еще больше лет – написанию картин, свидетельствющих о верности его теории, на которых фигуры прорывают плоскость и попадают в пространство. Анализ же автора, приводящий к этому выводу, строится на изначально ошибочных положениях, как было показано выше. Поэтому пока доверия больше Кандинскому чем выводу Лапина и его размышлениям. Конечно можно, при желании, проверить все размышления Лапина на прочность. И судя по вводным посылкам вполне может оказаться, что они далеко не так убедительны как это кажется неискушенному читателю на первый взгляд. Но заниматься этим конечно же нет ни у кого ни времени ни желания, поэтому книга продолжает существовать и надежда только на высокую критичность восприятия читателя.

Картинное пространство

Линейная перспектива возникает в изображении при наличии следующих признаков: уменьшения размеров предметов, сходящихся линий и заслонения.

В корне неверное утверждение, свидетельствующее о непонимании понятия «перспектива». Линейная перспектива возникает в изображении не при наличии признаков, а признаки являются свидетельством ее существования. Между этими утверждениями громадная разница как если сказать что молния возникает вследствие наличия признака грома вместо того чтобы верно сказать что гром является признаком молнии. Но это придирки к изложению (хотя кто ясно излагает – тот ясно мыслит, а разве не мышление нам ценно в авторе в первую очередь?) а вот придирки с смыслу посерьезнее: перспектива – это по определению изменение размеров предметов и их формы вследствие удаления-приближения. Она присутствует и в случае заслонения и без него. Она есть и в случае наличия сходящихся линий и без них. Вот это уже стыдно не понимать «пиша» об этом книгу.

Из законов перспективы не следует, что если в реальности, например, параллельные линии воспринимаются сходящимися, то на картине сходящиеся линии санут воспринмматься как параллельные

А почему же это преподносится как феномен? Разве должна теория перспективы описывать восприятие? Это все равно что сказать что исходя из законов ньютона вовсе не следует что получив яблоком по башке будет немного больно.

Причина и следствие меняются местами. Теперь сходящиеся линии воспринимаются как параллельные…

Да где же здесь причины и следствия? Разве схождение параллелей это причина и следствие? Нет, это объект и проекция. Разве дерево – причина тени? В некотором смысле может и да, в поэтическом. Но в строгом логическом причина тени – свет. В логическом смысле причина сходящихся линий – проекция с ее геометрическими законами. А параллельные прямые не причина, а объект, к которому прилагается трансформация, являющаяся причиной. Нет, все же текст претендующий на научность должен хотя бы минимальным требованиям научности соответствовать. Так нельзя.

«но не потому мы воспринимаем (в картине, - примечание критика) объекты уменьшенными что они далеко»

Здесь буду краток, потому что смешно даже: мы их не воспринимаем уменьшенными, а они и есть уменьшенные.

Совершенно плоское изображение без единого признака перспективы можно представить пространственным…

Речь об этом изображении:

Вот, а вот мы и наткнулись на следствия терминологической неряшливости. Наверняка нашлись читатели, которые прочитав выше мои придирки к терминам воскликнули «да критик просто мозгоклюй, придирается к мелочам». Вот вам и мелочи, которые ведут к целым теориям, имеющим неверное доказательство по причине неверных терминов. 

Автор говорит «без единого признака переспективы» - а если понимать перспективу не так вольно и неверно как он, а правильно, то видно, что все признаки перспективы на месте. Горы меньше дерева. А солнце, имеющее диаметр аж больше земли во много раз, так оно меньше на рисунке чем кустики травы. Абсолютно верное перспективно изображение. Автор его расчленил, удалил перекрытие объектов и уже считает что оно без признаков перспективы. Из чего делает вывод о неверных своействах сознания между прочим, а это уже серьезно, т.к. он с этими неверными представлениями пойдет сейчас дальше доказывать нам свои другие теории, следующие из неверного понимания функций сознания здесь немного, там немного… В результате возникают сомнения во всех теориях автора. 

А теперь вспомним, что автор ошибался по поводу выступания черного, по поводу терминов перспективы, по поводу разделения восприятия… И обнаружим на стр 53 большую теорию, использующую в своей основе все эти три ошибочные авторские ляпы. Чего стоит эта теория? А ведь она ни много ни мало, утверждает о том что у одного рисунка плоскостное восприятие у другого пространственное. А далее автор, ни много ни мало начинает рассказывать нам о том как вообще работает весь механизм пространственного восприятия! И заметьте, без сносок на кого –либо, т.е. он по сути, генерирует отсебятину, основанную на ложных допущениях.

Выглядит просто космически глупо все это.. Почему же книгу читают? Почему же до сих пор за 15 лет ее существования никто не отметил это и она ходит как авторитетный источник? Очень просто. Комментировать некому, а книга содержит помимо отмечаемых несуразностей между строк и годный материал. Поэтому несуразности обыватель не замечает, а годности складывает в копилку, отмечая текст как годный.

Зрительное восприятие дает совершенно объективную картину: лист бумаги на определенном расстоянии и на нем два квадрата нарисовано, один меньше другой больше. Но почему возникает ощущение что они дальше? Задача не имеет решения, но включается сознание и предлагает спасительных выход: один из квадратов дальше…

Ну что ж, если сознание у автора включается только на определенных этапах то… Он находится в бессознательном состоянии остальное время. Тут налицо путаница которую я отмечал раньше и непонимания автором что такое сознание. То он раньше предлагал называть это рациональным восприятием. Теперь вот это сознанием называется. Хотя на самом деле восприятие изначально воспринимает один квадрат дальше другой ближе. Без выключения сознания. И без подключения рационального анализа (автор не понимает и значения этого термина)

С трудом можно представить себе дерево или треугольник удааленнными в пространстве, хотя они меньше…

Автору с трудом, а мне к примеру, только так они и видятся. Вывод? Правильно, отсебятину нужно фильтровать экспериментами и доказательствами. И лишь потом упаковывать в книги. Если они выживут после фильтрации. Эта отсебятина не выжила бы.

На стр. 50 мы встречеем ложный термин «перспектива размеров». Такого термина нет. Есть линейная или просто перспектива. 

Завершение этой главы с анализом выводов в следующей статье.


Copyright © Владимир Малевин. http://www.malevin.art

Публикация текста, изображений и фрагментов только с разрешения автора.

Курс по композиции: https://www.malevin.art/events/kurs-khudozhestvennaya-kompozitsiya-dlya-fotografov

Очень интересные и точные тесты по фотографии и искусству: https://www.malevin.art/test-na-znanie-kompozicii

Школа фотографии: http://malevin.art/shkola 

Фото-туры: http://photo-tur.ru/ 

Бесплатный сервис "Foto_kritik": https://www.instagram.com/foto_kritik/?hl=pa напишите "Покритикуй @foto_kritik" под любой своей фотографией в вашем аккаунте инстаграмма и вы получите конструктивную критику.⠀

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.