Абстракция как сущность композиции

Рубрика: Композиция 

Постепенно, пока сумбурно и обрывочно, начинаю описывать свою теорию композиции.

Сегодня о ее стержне: абстракции.

У Фаворского читаем:

Что такое абстракция? Это, по-видимому, и есть понимание формы независимо от нашей физической личности

Понятие абстракции здесь почти приближается к верному, однако требует некоторых дополнений и пояснений, поскольку дано в таком кратком виде без каких-либо комментариев. Однако, поскольку абстракция – сам ключ к пониманию композиции, тема эта очень и очень важна, и понимание абстрации необходимо более глубокое.

Когда Ф. говорит о независимости от нашей физической личности, то, как поясняет редактор  «То есть не путем вчувствования (Прим. ред.).» . Эту мысль нужно понимать в том смысле, что весь окружающий нас мир, обладая формами, обретает видимые нами формы только в результате нашего наблюдения. Только законы нашей психики позволяет отделить фигуру куба от фона и получить, таким образом, форму квадрата в нашем восприятии. Существует ли квадрат в реальности вне нашего восприятия? Нет. Это наше наблюдение, единмоментное, в данной точке пространства и времени, под данным углом, в результате восприятия именно данной нам части спектра позволяют видеть квадрат. Легко представить себе другое существо, видящее в инфракрасном диапазоне, в котором окажется к примеру, что часть поверхностей куба видны, т.к. от них отражаются идущие на них ИК лучи, а часть – попросту прозрачны или невидимы. Также добавим к этому факту возможно иную перспективу зрения и совсем иной психологический опыт и мы получим ситуацию, в которой восприятие куба как квадрата – не единственный вариант.

Далее, фигура человека, дороги, дерева. Будучи переданными на анализ для компьютерного зрения, не отягощенного знанием форм и психологическим опытом, эти формы выделяются совсем по иному. Они произвольно комбинируются друг с другом, а, к примеру, крона дерева выделяется компьютером не согласно нашим представлениям о кроне, а согласно, к примеру, тональным диапазонам, не совпадающим с гештальтом, т.е. психическим образом дерева. Компьютер запросто отделяет крону от ствола, полагая это разными формами.

Для нас кружок три черточки внутри, два треугольника снаружи и две точки это кошка а для инопланетянина не видевшего ее – просто черточки и линии.

В результате, мысль очень проста: то что мы видим так как мы видим – результат нашей физической, и, добавим к Ф. , психической личности. Представьте себе мир, видимый вами впервые после рождения но с таким ясным взором как у вас есть сейчас. Вы не сможете понять кошка перед вами куб или квадрат, но вы сразу увидите калейдоскоп, мозаику всевомзожных форм, линий, их перетекания и пр. Читайте Иван Кублаханов. На то чтобы вылченить в этом хаосе предеты и вещи вам придется познавать предметы вещи просртранство, наклон, тяготение, тяжесть удаленность и т.д. (К примеру дикари из одного племени не могли понять что коровы вдалеке, они думали что это мухи вблизи. )

И вот то что вы увидите абсолютно чистым взором и будет абстракция.

Асбтракционизм как искусство имеет большую цель. показать каким мир предстаяет для чистого сознания, не имеющего опыта общения с этим миром. И именно это видение, этот калейдоскоп, мозаика, должны обладать самостоятельной зрительной ценностью. Ведь в случае наблюдения цветка розы, зрительная ценность заключается в переживании воспоминаний о запахе, о ассоциациях, о праздниках и т.п. И эта лавина человеческих эмоций захлестывает зрителя и дает возможнсоть судить о произведении лишь по этому слою человеческого. Т.е. оценивая изображенное, погружаясь в реальность картины человек принимает суждение о том хороша она или нет. Однако, что отличает произведение искусства от изображения? Именно наличие второго слоя. Не только изображенное но и способ его изображения. Способом же изображения всегда является абстракция. Причем зачастую даже не связанная ни с предметом изображемым ни со средой. Для фотографии, как искусства более примитивного в изобразительной части, подменой второго слоя стали качества оптики, размытие объектива, зерно. Наблюдая эти вещи, из которых «состоит» изображенное фотограф испытывает удовольствие как от второго слоя. У художника это мазок. Манера. Фактура бумаги. Но заметим не просто фактура бумаги, как у фотографа, они тоже используют разную бумагу, но фактура бумаги становтися для художника самостоятельным поводом и причиной и манеры и опрееделнного мазка и иногда даже определяет все изображение. У фотографа такого не происходит. Фактура бумаги или зерно пленки всегда глухо накладываются сверху на изображение. Что конечно, является примитивизацией многослойной структуры изображения. Это как если бы в классической музыке, где человек осознал бы, что для мелодии флейты хорошо когда существет подложка в виде остальных инструментов квартета, но с немудрящей прямотой обезьяны начал бы подкладывать под мелодии флейты не сочиненную партитуру остальных трех инструментов, а, не имя возможности ее сочинять, просто дублируя партию флейты во всех четырех партиях. Примитивному сознанию такое доставило бы удовольствие. Поэтому то любые претензии фотографии на художественность не связанные с композиционным всегда так смешны и поэтому то пикториализм всегда встречал сопротивление настоящих фотографов, чувствующих дух этого искусства, который состоит только в том, чтобы останавливать уникальный момент времени. Все остальное – игра в живопись.

Но не все так безнадежно у фотографии, которую в пример я привожу не для того чтобы поставить ей ногу на грудь, а для того чтобы объяснить важность абстракции. Абстракция, как новый слой изображенного, проистекающий из изображаемого но не связанный с ним, отрывающийся от него в свободный полет, это способ фотографии заявить о себе как о визуальном искусстве. Не будь этого слоя, вся ценность фотографии свелась бы к документальной ловле уникального момента ну и нездоровому (по сравнению с изучением живописи) фетишизму вокруг бокэ, зерна, цветовспроизвдения пленок и виньеток и т.п.. Однако этот слой выравнивает в визуальной ценности фотографию с живописью. Тем паче что для появления этого слоя в живописном произведении художник может планировать сколько угодно, тогда как фотограф всегда имеет лишь долю секунды и любые сложносочиенные абстракции в фотографическом произведении, представляющие собой самостоятельную художественную ценность, являются т.о. результатом наполовину случайности, а наполовину личности (выбор времени, обеспечение присутствия, выбор момента и ракурса, оптики и т.п.). Это придает фотографии композиционной особый шарм, в ней есть всегда некое влияние вечности, некое Божественное провидение. 

Но ведет к появлению такой фотографии с присутствием второго слоя только постижение композиции художественной, поскольку недостаточно простого присутствия и случайности для появления шедевра. Однако, с появлением цифровой фотографии роль случайности возрастает а роль личности человека снижается. Это как в аксиоме про обезьян.

Вывод из этого неутешителен: цифровые средства, компьютеризация, облегчив человеку процесс фотографирования и увеличив количество фотографий, где все сложилось и совпало просто за счет увеличения количества, одновременно унизили личность человека. Впрочем, унижение человека и его духа, попрание высшей человеческой природы – это результат любой компьютеризации, в пределе которой человеку отведена роль обслуживающего персонала. 

Абстракция, являя второй слой как живописи так и в фотографии и есть в своей сути формальная композиция и будет ли она хороша и будет ли представлять художественную ценность или это будет хаотическое нагромождение – зависит от законов взаимоотношения фигур в абстракции.

Таким образом, абстракция равно формальная композиция.

Композиция – это вопрос отношений между объектми.

Отношения могут быть гармоничными и негармоничными.

Это определяется законами. 

Отношения определяются геометрическими законами.

Отношения определяются психологическими законами.

Отношения определяются законами восприятия.

Абстракция является таким образом ключом к пониманию композиции, поэтмоу ее изучение и практикование – единственное, что ведет к пониманию композиции.

Вся современная информационная шумиха вокруг композиции (имеется в виду многочисленные статьи, книги, советы, курсы и пр.) – зациклены на одном, на геометрических законах. Правила третей, рифмы да равновесие. Вот чем озабочены современные авторы по композиции.

И даже их они трактуют и применяют неверно. Что ведет к появлению множества мифов.

Также это ведет появлению метамифов. Так я называю попытки развенчать мифы с помощью нахождения опровергающих эти мифы изображений. Метамифы – это разоблачения мифов. Они опаснее самих мифов, поскольку в создании последних всегда участвует лишь неопытный ученик, создающий себе уверенность что предмет должен к примеру, помещаться на третях, а в создании метамифа «правило третей не работает потому что посмотрите вот шедевр его не использующий» - участвует всегда наставник, т.е. человек, иногда с большим опытом, иногда даже с хорошим композиционным строением своих работ, который предпринимает попытки объяснять непонятый им самим предмет композиции ученикам. В результате метамифы гораздо глубже оседают и намного прочнее, т.к. продавлены «авторитетами».

В моей теории композиции «геометризм» как понимание законов линейного, геометрического построения рассматриваемых нами абстрактных структур занимает свое, положенное ему место, поскольку ни правило третей ни равновесие ни соотношения объемов никто не отменял, как бы не старались авторы метамифов опровергнуть их с помощью детских попыток предоставить «не подчиняющиеся» этим правилам шедевры мировой фотографии и живописи. Они работают. Нужно только понимать как с чем в каких условиях. Но наравне с геометрическими законами я рассматриваю законы психологические, законы восприятия, законы физические. Только совокупность всех этих законов работающая вместе позволяет понять сложную структуру композиции и отделить зерна от плевел.

В своей теории композиции я намеренно дистанцируюсь от вопросов драматургии построения, сюжета, образа, цвета, фактуры, вобщем всего того, что обычно впихивают в издания о композиции, пытаясь либо объять необъятное (что допустимо для авторов уровня Фаворского) либо попросту компенсировать недостаточное понимание предмета и недостаток информации о нем.

Таким образом, можно сказать что настоящая теории композиции – это теория композиции формальной. Абстракция и есть формальная композиция. К вопросам формальной композиции обычно отнсят также отношения объектов, однако отношения объектов не ведут созданию художественной композиции и вообще придуманы фотографами, которые понятия не имеют о пятне, тональном единстве и других ценностях и условиях целостности. Манипулирование объектами и помещение глаза по третям изображения – единственное, что могут фотографы не художники, и именно это и обсуждается и перемалывается в многочисленных книжках, статьях и курсах по композиции с применением различных схем с нарисованными поверх треугольниками и спиралями фибоначчи. Но манипулирование объектами – это профанация. Да, объекты, объектная композиция входит составной частью в теорию композиции самое главное, почему ее и рассматривать то, - в художественную практику, однако способы упорядочивания объектов как и вообще объектная композиция – всегда лишь частный случай более глубоких законов.

Поэтому, постулируя, что объектная композиция не является композицией, рассмотреть некоторые случаи все же представляется необходимым, хотя бы для указания скромного места этого уровня восприятия.

Предупреждая упреки в формализме скажу, что не отстаиваю позицию формализма, напротив, утверждаю что формализм без идейного, образного, духовного, исторического содержания – мертворожденный ребенок. (Как показал это супрематизм – гимн формализму, являющийся несомненно интересным опытом в истории искусства, но работы в котором не являются произведениями искусства в настоящем смысле) Но изучать прежде всего необходимо композицию формальную поскольку без наличия слоя формальной композиции художественное изображение, хоть пусть и поверхностное без остальных композиционных факторов отмеченных выше, все же возможно, тогда как без него – утвердительно нет. Исключение составляет наивное искусство, но этот вид творчества причисляется к искусству лишь по формальным и историческим критериям, тогда как на самом деле искусством он не является.


Copyright © Владимир Малевин. http://www.malevin.art

Публикация текста, изображений и фрагментов только с разрешения автора.

Курс по композиции: https://www.malevin.art/events/kurs-khudozhestvennaya-kompozitsiya-dlya-fotografov

2 теста на знание и чувства композиции: https://www.malevin.art/test-na-znanie-kompozicii

Школа фотографии: http://malevin.art/shkola 

Фото-туры: http://photo-tur.ru/ 

Бесплатный сервис "Foto_kritik": https://www.instagram.com/foto_kritik/?hl=pa напишите "Покритикуй @foto_kritik" под любой своей фотографией в вашем аккаунте инстаграмма и вы получите конструктивную критику.⠀

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.