Осторожно: отсебятина 297

Рубрика: Критические заметки

Цикл коротких критических заметок "на полях" книг и статей. Арнхейм. Искусство и визуальное восприятие

" Для того чтобы глаз мог отличать освещенность предметов от их яркости, должны, по-видимому, выполняться два условия. Во-первых, все соотношения яркостей вследствие освещения должны суммироваться в визуально простую, единую систему; аналогичным образом модель темных и светлых тонов на поверхности предмета должна быть достаточно простой. Во-вторых, структурные модели двух систем не должны совпадать. Если первое условие не выполняется, произойдет путаница; если не выполняется второе условие, произойдет обман, то есть перцептивный раскол двух систем будет отличаться от физического раскола. " 

Сразу скажу: очередная ахинея. Теперь доказательство. Давайте представим себе два простых предмета в темной комнате: два листа бумаги. Один белого цвета, но освещен слабо. Другой серого, освещен сильнее. Экспозиция по обоим листам дает одинаковые значения. Визуально так же, листы одинаковы. Источника света не видно, фактуры у листа нет. Среди черноты два листа бумаги. Каким же образом можно отличить, какой лист светлее сам по себе, а какой освещен сильнее? Правильный ответ: никаким. И знаете почему? Да потому что сила, с которой предмет излучает свет зависит от освещенности (физический термин), предмета и силы поглощения светового потока (физический термин), т.е. отражательной способности а именно, коэффициента отражения (физический термин) предмета, который в пределе равен 1 – абсолютное отражение, зеркальная поверхность и 0 – абсолютно черное тело, абсолютное поглощение. Человек регистрирует фоторецепторами глаза именно силу света а не степень собственной светлоты предмета. Степень этой светлоты – лишь переменная, которая служит для преобразования силы падающего света в силу отраженного. Мы видим лишь свет, а не предметы. На этом кстати, основали свое течение лучисты. Говорить о различении освещенности предмета от их светлоты (автор еще и неверно применяет термин «яркость предмета» вместо «светлота», внося еще большую путаницу в свой и без того путаный поток сознания, разбирать который полностью имеет такой же смысл как пытаться дешифровать бред сумасшедшего) – это все равно что говорить о способности отличить по температуре нагрели ли камень до текущего состояния, или наоборот, он был горячее и он остыл. 

Стоит ли говорить, что все рассуждения, основанные на этом также не стоят абсолютно ничего. Ну разве что при прочтении они активизируют познавательную деятельность и вне зависимости от способности читателя распознать ахинею, выполняют полезную работу по катализации мышления. Вот далее, читаем 

" Ранее я уже говорил, что разумное распределение света служит созданию единства и порядка формы сложного предмета. То же самое можно сказать и о множестве предметов, собранных в картине или на сцене, потому что все изображенное на картине есть не что иное, как один большой предмет, где все конкретные предметы являются его составными частями. Такие художники, как Караваджо, использовали иногда сильный боковой свет для того, чтобы упростить и скоординировать пространственную организацию своих картин. " 

Оказывается, есть разумное распределение света… Впрочем комментировать каждое слово в критическом ключе бессмысленно. Но вот то что Караваджо использовал свет для того, чтобы упростить пространственную организацию – вот с этого момента давайте попродробнее. Сам автор не считает нужным пояснять свою гениальную мысль. Однако для художника и любителя творчества караваджо такая фраза как красная тряпка. Дело в том, что направленный, чиароскуро свет Караваджо если что и делает – то усложняет пространственную организацию. Пространство без этого света было бы плоским, такой свет же четко вычленяет планы, разделяя их по светлоте.  Это ли не усложнение пространственной организации? Впрочем спорить с господином А. бесполезно – в отсутствии четкости изложения мыслей он хитро оставляет за пышными фразами множество толкований. У непосвященного читателя конечно же складывается впечталение многоумного философского и чуть ли не научного труда. Может быть А. говорил об упрощении плоскостной композиционной организации? Тогда да. Но когда возможны такие полярные толкования... О достоверности материала  говорить не приходится.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.