Не может быть, или художественные киноляпы

Рубрика: Теория искусства  

Живопись во многом строится на том, чего не может быть. Не может быть кудрей из золота у младенцев как у Леонардо. 

Не может быть трех дополнительных позвонков как у Одалиски Энгра. 

«Следуя примеру художников Возрождения, Энгр не колеблясь идеализировал либо утрировал некоторые черты своих моделей, чтобы достичь идеальности либо подчеркнуть выразительность формы. В этом полотне он прибавил одалиске три лишних позвонка, что было немедленно замечено критиками.»

Не может быть таких звезд как у Ван Гога. 

Не может быть гигантских океанических облаков над русским лесом

хотя… иногда чудеса случаются. В такие моменты появляются уникальные фотографии

Этот ядерный взрыв удалось запечатлеть прямо во время одного из наших подмосковных фототуров, всего лишь в 50 км. от Москвы. Но вообще такие облака само по себе редкость а посреди чистого поля без водоема как источника испарения (как это было здесь) и вовсе чудо.

Однако нас почему то привлекает не реальность а именно то, чего быть не может. 

Почти все что выше - о картинах нереальных. Но когда мы смотрим на реалистичные картины, нам кажется что все вот так и было, настолько все озязаемо. Но, тем не менее, не приврать – истории не рассказать. И давайте посмотрим как привирал один из самых правдолюбивых художников пейзажистов – Левитан.

Левитан известен своей любовью к русской природе и отсутствием желания приукрашивать, изобразивший как есть русскую грязь впервые показавший что природа не обязана быть величественной и можно любить обычные русские просторы. Да, да, это сейчас нам кажется очевидным, а когда-то это было немыслимо. Пейзаж должен был быть итальянским, горным, кавказским. А поля да кривые березки… В общем Левитан сделал этим фурор.

Но рассматривая его картины, пытаясь понять что же нас так завораживает в них (ессно с корыстной целью утащить все эти идеи в фотографический пейзаж) я начал потихоньку замечать, что не такую уж правду-матку рубил этот художник. Давате ка разберемся, найдем виновных и накажем кого попало.

Вот на этой картине он явно занизил небо. 

Ну не летают облака на такой высоте. Самая нижняя граница кучевых облаков – 400 метров. Тут явно ниже. Впрочем на этом строится весь эффект, поэтому как бы простительно. А вот такая черная тень от облака при полностью раскрытом небе – нонсенс. На дальних холмах плотность тени более естественна, но вот это пятно – прямо драма.

Также излишне размазал отражение церкви по плоскости воды. Облако при этом прописано как зеркально отраженное в глади, а церковь распрлылась по вертикали как в случае сильной ряби.

Также обращаю внимание на то, что у переднего облака мы видим не боковой, а нижний край. Что возможно только при задирании головы вверх, т.е. при угле обзора более 100 градусов по горизонтали. Т.е. широкоугольное видение. Тогда как остальной пейзаж написан при нормальном угле обзора, примерно в 40-50 градусов. Вода изгибается внизу еще как при широком угле. Все озерцо производит впечатление масштабного, однако если снимать фотографию с таким углом обзора, то фотографирующие знают, что море не море, так, - лужа, дальний берег не дальше чем 50 метров и в жизни мы видим эти постройки совсем рядом. Казалось бы – ну что за штука, подумаешь, как оно могло бы выглядеть в жизни, ну взял человек и нарисовал чуть подальше. Но каждый ктто рисовал знает как важна проблема соответствия масштабов рисуемого и изображенного и как трудно перепрыгнуть свой барьер восприятия и начать изображать не так как видишь. Дело в том что абсолютно любой человек, и даже многие начинающие художники, дай им в руки карандаш и бумагу, изобразят постройки, находящиеся на расстоянии 50-100 метров от себя во весь лист. И только большое количество опыта, ошибок трудных и теоретических знаний могут подсказать что иногда нужно сделать не так. Анализ этой работы дает нам понять, что Левитан как раз делает не так как видит. Т.е. то чего не может быть.

Еще один, довольно таки частый "грешок", водящийся за составителями картин – это смешение на картине вечернего и дневного неба. На этой работе это также есть, хотя и не так очевидно. 

Но, при очевидно дневном небе (судя по контрастам и по рисунку на облаках) – на деревьях низкий, вечерний свет. И почему-то бестеневой, обратите внимание на деревца справа ближние к нам. Также активность светового пятна, резкость перехода от света к тени не соответствует вечернему свету, но полуденному. Обратите внимание на полностью затененные деревья сразу сзади от золотистых. Такой контраст, такая тень и такая резкость перехода от света к тени характерны для неба не просто дневного, но грозового с просветом. Конечно это эффектный летний свет, который так хочется приложить к вечернему, да еще осеннему. От соблазна удержаться невозможно, когда ты властелин полотна. Фотографу-пейзажисту о таком свете можно только мечать, поэтому что не бывает гроз в конце сентября да и по десятку других причин. 

Ну, про воздушную перспективу можно вообще не упоминать, всем понятно что художник ее сочиняет как хочет и что такой дымки в трехстах-пятистах метрах вдали не бывает при такой прозрачности воздуха вблизи. Это давно прием почти в ранге канона.

Отметим также разное направление света на группу деревьев золотых и группу ближних слева и можно заканчивать.

Следующая работа.

Обратите внимание на свет на дальних домах и соотнесите его с направлением падающей тени спереди. При таком положении солнца (на три часа от наблюдателя) и перпендикулярном положении домов тень от козырька крыши должна перекрывать весь фасад крыши (если я правильно назвал его с архитектурной точки зрения). Она же едва распространяется на четверть, что возможно только при положении солнца на 4-5 часов от наблюдателя. 

Да, тень от ствола дерева, петуха – на 4-5 часов. Но в этом случае тень от козырька крыши сарая справа должна быть еще короче, ведь тогда сарай выходит повернут почти фронтально к свету. И уж точно тени от единичных досок крыши этой избы не были бы такими длинными.

Если не вступать в точные геометрические споры, то можно сказать что тень от козырька крыши этой избы обоснованно короткая – ведь он повернут от зрителя против часовой стрелки градусов на 20 и, как сказано выше, оказался фронтально к свету. Но это еще один маяк – одинаковые по длине тени от козырька здесь и на дальнем, отвернутом доме, чего не может быть при разном угле поворота домов. Этому может быть три объяснения. Первое: на деле этот сарай стоял не спереди, а справа от художника. Художник же, подобно фишаю, схватывал объекты с большим углом зрения. Кто снимал панорамы сразу поймут о чем я говорю – на них не редкость разнонаправленного света на объектах, расположенных так, что казалось бы, свет должен быть однонаправленным. Второе: оба сарая писались с одного этюда сарая и видоизменялись для расположения по глубине, но забыв о изменении для разного поворота относительно источника света. Третье: намеренное искажение реальности в композиционных целях. А то и все сразу. Все же художественное произведение – ни разу не копия реальности и не должна ей быть.

Тем не менее мы продолжим в исследовательских и познавательных целях.

Роща в тени дома справа. Должна быть в тени судя по опять таки трехчасовому расположению тени от дома. А она на свету против всех законов физики и логики. Вылезает прямо таки, находясь геометрически тем не менее на земле в тени дома. 

Дерево. Его ствол написан со светом на 4 часа а не на 3. Некоторые ветви совсем в тени, чего быть не может – нечему дать такую тень, перекрывающую все большую ветвь. Некоторые ветви со светом на 4 часа, другие на 3, прочие вовсе на 6.

Облака. Свет на облаках трех-четырех часовой, что видно по шарообразной форме, разделенной светотенью пополам. Если не вглядываться – без криминала, но если соотнести его со светом на стволе дерева, то видны легкие разногласия. Опять таки свидетельство объединения множества этюдов.

Конечно, художник и не обязан с доскональностью следовать физике света. Вот чего он обязан – с доскональностью следовать логике состояний природы. Что также не такая тривиальная вещь, поскольку картина пишется с множества этюдов выполненных в разное время года и запутаться человеку, не любящему природу и не умеющему отличить тонкости ее состояний очень легко. К примеру, однажды, выходя с занятий в вестибюле института имени Сурикова, я увидел одну картину, написанную студентом-дипломником. Картина была в духе Левитана, как раз типа вышерассмотренной по колориту, с похожими облаками, мастерски написанная, огромная, поражающая масштабом. Обычный человек и не сказал бы, Левитан это или студенческая работа. Остановился, засмотрелся. Хорошо сделана. Но чем больше стоял, тем больше не давала покоя странная мысль – что-то не так. И наконец дошло: ну конечно, на картине изображен март, первые легкие проталины, а небо – апрельское. А такого не бывает. Как пейзажист, многие годы наблюдающий природу, и как физик, изучавший основы метеорологии могу сказать что не бывает в марте таких мощных кучевых облаков еще до того как не растаял снег и не пошли вверх потоки подогретой влаги, которые и формируют такие облака. Да и дело вовсе не в названии месяца. Бывает же в конце концов веста и ранней и поздней. И в апреле бывает только начинают появлятся проталины и в марте бывает заканчивается таяние. Дело в несопоставимости состояний земли и неба, чего не учел молодой студент, пока еще формально подходящий к делу. Написать этюдов как задано, составить картину как положено, получить оценку, пойти пить пиво. Не то Левитан, с его любовью к природе. Невозможно у Левитана найти несоответствия попросту потому что он ее тонко чувствовал, много наблюдал и любил. 

Конечно, чтобы разглядеть все рассмотренные киноляпы у Левитана, нужно обладать большой практикой в визуальных искусствах. Ни один человек, не связанный с изучением перспективы, светотени, композиции не в состоянии увидеть эти нюансы. Порой даже после явного указания на них. Причем даже работники искусства. Я проводил несколько опросов среди художников и работников музеев с вопросом, видят ли они что-либо неестественное в работах Левитана. Ответ очевиден.  

То ли дело Айвазовский. Вот где буйство фантасмагории. Ну к примеру, посмотрите что творит со светом на этой картине. 

Луна и солнце у него светят одинаково ярко прошибая тучи, рядом с островом сверху на море пробивается сильнейший свет от такой узенькой дырочки в облаках, что хватило всего на десяток метров освещенного пятна (кто не знает, - минимальный размер пятна на земле - сотня метров, это больая редкость и с очень мягким краем вследствие рассения на краях туч). На небе у него — ночь, луна на черном фоне, что не мешает шпарить солнцу (атмосфера у земли пропала, а облака без атмосферы... еще не успели пропасть). А Петру первому подогнали отдельный прожектор, видно с корабля трехкиловатником через линзу лупят прямо в лоб. Хотя конечно мы ни разу не покушаемся на гениальность - видение гениальное, за два часа из головы сочинять марину – это все таки непостижимо даже для больших художников.

Кстати, по поводу Айвазовского, рекомендую к прочтению и осмыслению:

http://www.perunica.ru/otveti/vinovat/8776-ivan-ayvazovskiy-on-zhe-ovaness-gayvas-velikiy-ruskiy-hudozhnik-i-angliyskiy-shpion.html

Многим в современную эпоху цифры медиа и фотожабы может показаться что все это какие-то мелочные придирки. Но. Во первых это не придирки, ведь это все не портит работы, а скорее улучшает. Это констатация фактов для осмысления степеней свободы в обращении фотографом и художником с миром реальности на грани. А во-вторых, в то время для реалистичного художника это было не мыслимо – использовать перспективу фишая к примеру. И не потому что художники не знали фишая, ерунда, в капле воды или в кривом зеркале они могли наблюдать мир еще со времен Ганса Гольбейна, изобразившего череп посреди картины через отражение 

А потому что это противоречит реализму. Потому что фишай и по сегодня – дешевый гаджетный спецэффект, позволяющий создать иллюзию «быстрого творчества». И вот в то время подобные трюки могли выглядеть пограничными.

В заключение. Художникам вся эта информация дает повод переосмыслить свои подходы как им вздумается. У них слишком большая свобода. А фотографам нужно больше задумываться о состояниях природы для того чтобы начать видеть, охотится, ждать и не пропускать более интересные состояния. Ну и конечно же, в обработке можно приблизится к свободным художникам, потому что с ее помощью можно столько наляпать киноляпов, что ни один Левитан ни мама родная пейзажей не узнают. И ведь отмазка есть для критиканов, что скажут «неестественно, так не бывает». Ну да, успокойтесь уже, - не бывает, на том и стоит все искусство. 

  

Copyright © Владимир Малевин. Публикация текста, изображений и фрагментов только с разрешения автора. 

Курс по композиции: http://photo-tur.ru/?page_id=3082

Фото-туры: http://photo-tur.ru/

Группа «Творческий пинок»: https://vk.com/hudpinok


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.